li

Классовые и социальные различия в еврейском народе

Опубликовал: 18 июня 2010

Повторять злые утверждения Лисимаха о них, как о народе «прокаженных и чесоточных», не будем… Но то, что иудеи – главные меркантилисты мира, факт бесспорный. В. Соловьев утверждал обратное: «Евреи не были служителями и поклонниками материи» («Еврейство и христианский вопрос»), хотя сам же и говорил о «священном материализме евреев». А посему оставим легенды и сказания и перейдем к политэкономическим реалиям. Каковы же особенности еврейского народа и его вождей? Проблема актуальна и по сегодняшний день….

Они уже в начальный период истории мечтают о безграничной власти, говоря: Ной отдал Азию – Симу, Европу – Иафету, Африку – Хаму. Ханаан и Хам породили негроидов и негров, что должны стать рабами европейцев. Евреям же Бог отдал якобы во владение весь мир.


Г. Доре. Пророк Илия вызывает огонь с неба

Но мы же видим, что представляли собой первые евреи. Во-первых, эти племена пастухов-иудеев, что вторглись на землю Палестины, вначале испытывали скудость материальных средств (земель, золота и собственности), тогда как окружавшие их ханаанские народы к моменту столкновения с евреями уже вели интенсивную торговлю, имели города, храмы, дороги, умели добыть металлы, изготовляли различного рода золотые и серебряные вещи, произведения искусства, знакомы с математикой и письменностью… К примеру, название города в южной Палестине (Кириа-Сефер, то есть «город книг») указывает на то, что у жителей этого региона уже существовали библиотеки. Вся ранняя история евреев говорит, что в силу кочевого характера жизни те были исторически отсталыми и вынуждены были перенимать чужие культуры и традиции (у Египта, Тира, Вавилона, Ассура, Греции или Рима). При объективном подходе вы убедитесь в глубокой справедливости данного тезиса.


Крестьянин в Палестине

Во-вторых, кочевники-евреи были варварами, то есть людьми абсолютно свободными как от культуры, так и от наук и всякой там философии… Римский император Флавий Клавдий Юлиан (331–363 гг.) в книге «Против христиан» имел основания для возмущений (его слова вполне можно отнести ко всей истории евреев): «А что бог заботился не только об евреях, но и о всех народах и евреям не дал ничего важного, великого, а нам – гораздо лучшее и отличное, вы можете усмотреть из нижеследующего. Египтяне имеют право сказать, поскольку они могут насчитывать немало имен мудрецов, что они многих получили по преемству от Гермеса, – я имею в виду того Гермеса, который раз посетил Египет; халдеи и ассирийцы – от Оаннесса и Бела, и эллины – тысячи, начиная с Хирона; от последнего произошли все мистики и богословы; а евреи думают, что только их мудрецов надо прославлять… Разве дал он вам (то есть евреям. – Авт .) начало знания и философскую образованность? И в чем это выразилось? Наука о небесных явлениях получила развитие у эллинов, первые наблюдения сделаны у варваров в Вавилоне. Геометрия достигла высокого развития именно в Египте, возникши из размежевания земель в Египте. Арифметика, которой положили начало финикийские купцы, стала у эллинов образцом науки. Эллины сочетали эти три дисциплины с музыкальной ритмикой, соединив астрономию с геометрией и к ним обеим приложив науку о числах и их гармонии. Таким образом, они установили законы музыкального искусства, открыв наиболее правильные или весьма близкие к ним законы гармонии, услаждающие слух. Надо ли перечислять отдельно всех людей и все достижения? Надо ли называть таких людей, как Платон, Сократ, Аристид, Кимон, Фалес, Ликург, Агесилай, Архидам, или, лучше, ряд философов, полководцев, строителей, законодателей? Можно убедиться, что даже самые дурные и бесчестные из вождей гораздо мягче относились к обидчикам, чем Моисей к невинным». Продолжая тему, он пишет: «А в отношении гражданского законодательства, характера суда, управления городами, красоты… успехов науки, развития свободных искусств разве евреи не являются жалкими варварами? Правда, зловредный Евсевий утверждает, что у евреев были стихи, и тщеславится тем, что они владели логикой, название которой он знает только понаслышке от эллинов. Существовала ли у евреев медицинская школа, как у эллинов школа Гиппократа и других? Разве можно сравнить «мудрейшего» Соломона с эллинами Фокилидом, Феогнидом или Исократом? Если сравнить притчи Соломона с изречениями Исократа, ты убедишься, я уверен, что сын Феодора выше «мудрейшего царя». Сказанное им говорит о культурной провинциальности, «местечковости» иудеев…


Иудейские лазутчики показывают народу, как богата земля Ханаана

В-третьих, легко догадаться, какой была реакция евреев на увиденное ими. В их сердцах накапливалась ненависть, ну и жажда перераспределения богатств. Тем более им говорили, что ранее царство Иеговы не знало той несправедливости, что поражала их воображение ныне. Возможно, в патриархальный период отцов так оно и было, хотя сомнительно. Но вскоре все изменилось… В процветающих оазисах и городах они увидели цивилизованную жизнь. У евреев не было ничего, бедняки их голодали, видя, как за обладание этими землями и богатствами идет безжалостная борьба. И, разумеется, евреи включились в борьбу. Если во времена Авраама и переселения в Египет они занимались скотоводством, то Моисей повелел им заняться земледелием как более прибыльным делом. Однако для 2 миллионов евреев это была непростая, если не сказать трудновыполнимая задача. Возделывать землю они не привыкли. Видели вы где-то у нас еврея, занятого сельскохозяйственным трудом?! Да и свободных плодородных земель в том регионе было мало. Надо забрать находящуюся в собственности других землю, как и их состояния, – и поделить между евреями. В Библии рассказывается, как перед тем как вторгнуться в Палестину, израильтяне послали туда их лазутчиков, дабы те выяснили: какова та земля, которую они решили взять силой, и каков живущий там народ – силен или слаб, многочислен или незначителен. Шпионы вернулись, неся исполинскую ветвь винограда, смоквы, гранаты. Они описали землю самыми яркими красками, заявив, что оные земли столь прекрасны, что они «текут молоком и медом». Но жившие там народы были сильны и, конечно же, без боя свою землю отдавать не собирались.


Моисей слушает Бога

Евреям предстояло ее отнять. Это-то и внушал евреям их вождь, восклицая в молитве – «Шема, Исраэль!» (Слушай, Израиль). И если отбросить все мифологические наслоения, религиозную мишуру, становится ясно: некогда духовно-светские вожди евреев обещали народу власть над всеми племенами и землями их расселения, в районе Мертвого моря… Евреи поняли, что только имеющий землю и собственность – получает и власть. Отсюда их вожделенная жажда злата и собственности. Кто был ничем, тот станет всем! Бог и всякие там заповеди – штука, может, и неплохая, но все же формальность, если не сказать больше – просто глупость… Казалось бы, Достоевский говорил: «Да и нельзя даже представить себе еврея без Бога». Ну отчего же нельзя?! А вот очень даже и можно… В еврейской религии ведь нет идеи бессмертия души… Еврей хочет злата, серебра и господства. Бог тут – излишняя обуза. Достоевский в «Дневнике писателя» пишет: «И сребро, и добро, и святыню, понесем в старый дом, в Палестину». Поэтому и в законах Моисея видим массу противоречий. Тут и: «Не мсти и не имей злобы на сынов народа твоего; но люби ближнего твоего, как самого себя» (Лев. 18: 19), но тут же и: «Око за око, зуб за зуб» (Исх. 21: 24). Хотя в третьей книге Моисея и говорится, что принадлежащая Иегове земля неотчуждаема: «Землю не должно продавать навсегда; ибо Моя земля; вы пришельцы и поселенцы у Меня», но буквально здесь же иное: «По всей земле владения вашего дозволяйте выкуп земли» (Лев. 25: 23–24).


Н. Пуссен. Поклонение золотому тельцу

После периода рабства и бродяжничества они хотели насладиться плодами торговли, златом и женщинами. Что делает их герой Давид, взяв Равву аммонитскую? Первым делом он стаскивает венец царя с его головы, в котором чистого золота на целый талант (36 кг) и драгоценный камень, и возлагает на свою голову! А вы говорите о нравственных законах… Почему в основном Законе, который все евреи выучивали наизусть, о богопочитании нет ни слова?! Почему избранный народ с презрением отнесся к моральным заповедям и поклонился золотому тельцу? Хотя существовал строгий запрет Яхве: «Не сотвори себе кумира, ни всякого подобия». Против естества не поспоришь. Тогда-то Моисей в гневе и разбил Божьи скрижали.

Поклонение этому божеству очень реалистично отображено в стихотворении Я. Полонского «Золотой телец»:

На громоносных высотах
Синая, в светлых облаках,
Свершалось чудо. Был отверзт
Край неба, и небесный перст
Писал на каменных досках:
«Аз есмь Господь, – иного нет».
Так начал Бог святой завет.
Они же, позабыв Творца,
Из злата вылили тельца;
В нем видя Бога своего,
Толпы скакали вкруг него,
Взывая и рукоплеща,
И жертвенник пылал, треща,
И новый бог, сквозь серый дым,
Мелькал им рогом золотым.
Но вот с высот сошел пророк, —
Спустился с камня на песок
И увидал их, и разбил
Свои скрижали, и смутил
Их появлением своим.
Нетерпелив, неукротим,
Он в гневе сильною рукой
Кумир с подножья своротил
И придавил его пятой…
Завыл народ и перед ним,
Освободителем своим,
Пал ниц – покаялся, а он
Напомнил им о Боге сил, —
Едином Боге, и закон
Поруганный восстановил.
Но в оные дни и не высок,
И мал был золотой божок,
И не оставили его
Лежать в пустыне одного,
Чтоб вихри вьющимся столбом
Не замели его песком:
Тайком Израиля сыны,
Лелея золотые сны,
В обетованный край земли
Его с собою унесли.
Тысячелетия прошли…
С тех пор божок их рос, все рос
И вырос в мировой колосс.
Всевластным богом стал кумир, —
Стал золоту послушен мир…

Однако почему же все-таки евреи поклонялись золотому идолу? Должны же быть у этой легенды какие-то исторические основания. Говоря о том, что у кочевых племен вовсе не было никаких богатств, пожалуй, мы не совсем правы. Ведь кочевые племена (и евреи в их числе) в те времена не только пасли скот, но нередко занимались торговлей. Пока не было благоустроенных дорог или развитого море-плавания, именно кочевник скорее других мог выступать торговцем и перевозчиком товаров из одного места в другое. К. Каутский прямо говорил о даре евреев: «К свойствам, унаследованным израильтянами от кочевого периода и сохранявшимся дальше, следует в особенности причислить любовь и навык к торговле… Первыми носителями торговли были кочующие скотоводы, жившие в пустынях… Таким путем они стали первыми купцами». И продолжалась эта практика до тех пор, пока не окрепла морская торговля финикийцев и не возникли относительно приличные дороги. Немалый доход приносил и разбой.


Г. Доре. Братья продают Иосифа в рабство

Впрочем, иные говорят, что вначале основу существования евреев составляло земледелие: и так как оно учреждено от Всевышнего, то потому является единственно достойным еврея, избранного народа. К людям, занятым в торговле или в ремеслах, напротив, относятся с презрением. Право гражданства обусловливалось земельной собственностью (правда, лишь в патриархальный период). Среди евреев уже тогда были богатые люди. Ведь Иосиф был продан братьями каравану мадиамских купцов. Золота у них было в таких количествах, что они делали из него не только украшения для людей, но даже ошейники для верблюдов. И об Аврааме в Библии говорится, что он был богат не только скотом, но серебром и золотом (Быт. 13: 2). Есть немало свидетельств, что еще до того, как израильтяне явились в Ханаан, они обладали неплохими торговыми навыками. Скажем, Герцфельд в «Истории торговли иудеев древности», говоря о значении караванных дорог, пролегавших через Палестину или поблизости от нее, указывал, что те пути имели, быть может, несравненно большее торговое значение, чем теперь железные дороги. Думаю, что нас не должно изумлять, что кочевник-еврей предпочитал везти серебро и золото (как очевидный эквивалент товара), нежели, образно говоря, таскать на плечах каменные скрижали. Дураков среди них нет.


Г. Доре. Моисей со скрижалями Завета

Тогда почему Моисей не только разбил скрижали, низвергнул золотого идола в костер, но и устроил еще настоящее побоище среди своего народа? Легкость, с которой израильтяне отказались от предложения Господа стать его «уделом из всех народов» и поклонились золотому тельцу, говорит не столько даже об их идолопоклоннических устремлениях (этим грешили все народы), а скорее о трезвом подходе иудеев к жизни и непопулярности среди кочевников-пастухов идейной «программы партии», предложенной Моисеем на Синае.


Еврейский царь

Не очень-то они верили вождям… Бог заповедал трудиться в поте лица, а вожди избегали труда. Заповеданные им 10 заповедей (не убивай, не прелюбодействуй, не кради, не желай дома ближнего твоего, его жены, его собственности, не клевещи, не укради) выглядели в их глазах довольно странно, если не сказать нелепо… Все народы тем только и занимались, что воевали, убивали, насиловали, грабили, клеветали и т. д. Благой призыв возлюбить ближнего как-то не вязался с жизнью. В Библии на одно слово любви приходились десятки слов ненависти и призывов к насилию: «Когда Господь, Бог твой, истребит от лица твоего народы, к которым ты идешь, чтобы взять их во владение, и ты, взявши их, поселишься в земле их: тогда берегись, чтобы ты не попал в сеть, последуя им…» (Втор. 12: 30–31). Если тебя будет уговаривать брат, сын, дочь жена, друг твой, который для тебя, как душа твоя, идти и «служить богам иным», «богам тех народов, которые вокруг тебя, близких к тебе или отдаленных от тебя, от одного края земли до другого: то не соглашайся с ним и не слушай его… Но убей его; твоя рука прежде всех должна быть на нем, чтобы убить его, а потом руки всего народа» (Втор. 13: 6–9). Евреям ближе и понятнее иные боги (Ваал, Астарта). Это многое объясняет: раскол евреев, деление страны (на Израиль и Иудею), гибель царств и вечное недовольство евреев властью синедриона. Нормальный человек должен был бы возненавидеть такую религию (иудаизм), но еще в большей степени тех, кто ее проповедовал, навязывая народу вышеупомянутые «общечеловеческие ценности».

Была еще одна важная причина, по которой они не могли быть в восторге от установок Закона Моисеева. В первой половине I тысячелетия до н. э. свободные землевладельцы («народ земли») претерпели серьезное расслоение. Плодами его закона в первую очередь воспользовались цари, богачи, жрецы и аристократы. Десятина, что платили левитам и священникам, составляла пятую часть их доходов, не считая разного рода побочных оплат (во время празднеств, процессий, церемоний, судилищ и т. д.). Вскоре на одном полюсе сосредоточился довольно узкий слой «сильных», «богатырей войска», которые и захватили огромные земельные участки и много рабов. Конечно, похищение и продажа в рабство соплеменников рассматривались как преступление, караемое смертной казнью, основную часть рабов составляли чужеземцы (военнопленные, покупные или прирожденные рабы). Немало имелось и «вечных рабов», что были объектом купли-продажи и передавались по наследству. К середине I тысячелетия до н. э. рабы составляли около 15 % населения из 5 млн свободных граждан Израильского и Иудейского царств. Разумеется, богачи и крупные рабовладельцвы при таком экономическом раскладе жили в роскоши и наиполнейшем довольстве. На другом же фланге концентрировались так называемые хофши, то есть утратившие свое достояние бродяги-иври, батраки, добровольные рабы-единоплеменники и прочие рабы. Меж этими станами не было и не могло быть мира и понимания. О том, как богачи-евреи умели притеснять собратьев, сказано в книге Псалмов (10: 7—10), где дан портрет такого вот эксплуататора:

Проклятием его уста наполнены,
и обманом, и хитростью,
Под его языком – тяготы
и преступление.
Он сидит в засаде в селениях,
В тайниках убивает невинного,
Его глаза за несчастным следят.
Он подстерегает в укромном месте,
как лев в логове,
Подстерегает, чтобы схватить бедняка.
Он хватает бедняка своею ловлей,
своею сетью,
И он сгибается, прилегает, —
И падают в его когти несчастные.

Поэтому и отношение у евреев к царям (даже к собственным) особенное. Тут видим две тенденции, причем эти тенденции – взаимоисключающие. Одни видят в нем избранника божьего и помазанника, и это близко пониманию роли царя египтянами, сирийцами, русскими. В этой модели общества царь чаще всего выступает как отец народов, гарант порядка и справедливости, хранитель веры и устоев предков. В некоторых случаях он даже может предстать мессией и идеалом. В другом представлении, если принять установки Библии, где «законным» царем Израиля является Яхве (Втор. 33: 5), избрание светского царя выглядит как опровержение власти Яхве, как его отторжение (I Сам. 8: 7). При таком подходе царь выглядит скорее как некий узурпатор, насильник и поработитель соплеменников. Еврей, склонный к такой трактовке библейских указаний, ненавидит царя, считая его никчемным субъектом, чья власть зиждется на терроре и силе. Таким образом, еврею крайне трудно угодить в выборе царя.


Иисус Навин сказал: стой, солнце, над Гаваоном. С гравюры Г. Доре

Тем более что Иегова наобещал всем евреям без исключения невиданное благополучие, торжество их власти и их бога повсюду. И вдруг такой финал! В еврейской трудовой массе возникло смятение духа и всеобщее недовольство. Эту дисгармонию описал просветитель П. Гольбах в «Галерее святых»: «Как бы они ни были ослеплены благодаря своим вождям, они не могли не видеть, что избранный всемогущим народ был несчастнейшим на земле. Несмотря на заманчивые обещания (вождей), данные им от имени неба, им приходилось завоевывать обетованную землю ценою собственной крови; (к тому же) в боях всевышний, бог воинств, постоянно терпел поражения; вместо того, чтобы одним дыханием своим уничтожать неприятелей, он сам и его народ вынуждены были уступать ханаанейским богам, крепко державшимся за обладание страной и за воздаваемый им культ… Моисей не только привязал их к себе узами изобретенной им религии, но он убедил евреев, что их бог – «ревнивый бог», ненавидящий других богов, требующий, чтоб их изгнали с лица земли». Люди озлобились.


Группа евреев просит разрешения поселиться в Египте

Внутри еврейского общества, как и всюду, копились несправедливости, обиды, злость. В Книге Амоса приведены слова Яхве: «Из-за трех прегрешений Израиля, из-за четырех я не стану отвращать его беду: из-за продажи праведника за серебро и бедняка за пару сандалий». Ассирийцы осадили столицу государства Израиль, Самарию (725 г. до н. э.). Саргон увел в плен 27 тысяч жителей. Затем Навуходоносор «выселил весь Иерусалим» (в 597 г.), подвергнув гонениям людей состоятельных (собственников земель, начальников и ремесленников), тогда как тружеников, виноградарей и земледельцев оставил в Иудее. По сути, завоеватель ставит задачу бороться с массовым обезземеливанием крестьян своей же еврейской знатью. Более того, безземельные крестьяне-бедняки (даллат амхаарцы) даже получали землю из рук вавилонского владыки (эта земля принадлежала царю, но все же это была лучшая доля для тех, кого обирали собственные богачи-иудеи). Так что в этом случае мы вправе говорить, с давних времен, о двух классах среди иудеев. Фактически с самого начала уже пролегла непреодолимая пропасть между простым евреем, евреем-тружеником и богачом-иудеем, обслуживающим его жрецом (или ученым). Поэтому царь Халдеи, уводя в плен в Вавилон евреев, и оставил в Иудее «бедных из народа, которые ничего не имели». Кстати, замечу, что идеология племенного, экономического превосходства поразила только привилегированную, т. е. богатейшую часть еврейства, а отнюдь не бедных иудеев. Весьма показательно то, что вернувшиеся из вавилонского плена богачи пожелали выделиться из трудовых евреев и обособиться. Бедняков же не подпускали и к строительству Храма Яхве.


Первый храм Соломона

Политика еврейских законодателей и вождей при этих обстоятельствах не могла не воздвигнуть стены отчуждения как между иудейской властью и народом, так и между евреями и остальными народами. Покорные воле фанатиков-священников, евреи неизбежно стали «врагами рода человеческого», ибо часто оказывались слепыми орудиями их воли. Считалось, им все дозволено против тех, кто стал предметом гнева их Бога. Моисей разнуздал жестокость, жадность, низменные страсти против тех, кого он рисовал богопротивными, недостойными жалости, с кем можно без зазрения совести творить что угодно. Под влиянием религиозных принципов, провозглашенных Моисеем, подкрепляемых его преемниками, евреи стали игнорировать очевидные веления нравственности и народного права. Выходило, что вне их круга для них не осталось ничего святого. Ненавидя других, они были ими ненавидимы.

Жестокость древних правителей-иудеев вызвала неприятие и суровое осуждение многих народов. Так, француз Этьен де ла Боэси в «Рассуждении о добровольном рабстве» писал (XVI в.): «Историю этого народа (то есть израильтян, «которые без всякого на то принуждения и без всякой необходимости создали себе тирана» – Саула. – Авт .) я не могу поэтому читать без досады, доходящей у меня до того, что я делаюсь бесчеловечным и даже радуюсь тем бесчисленным несчастьям, которые они (сами и) накликали этим на себя».

Вскоре пришло возмездие. Израиль, где некогда находились древнейшие святыни, место обитания «великих людей» (Деборы, Самсона, Самуила, Илии и т. д.), фактически исчезает со страниц истории. Его население слилось с иудеями или, словно песок, рассеялось по миру. А что же Иудея? Она пережила царство Израиль всего на 135 лет, но и ей пришел конец (587 г.). Поэт М. Ю. Лермонтов написал стихотворение, где есть и такие знаменательные строки:

Плачь! плачь! Израиля народ,
Ты потерял звезду свою;
Она вторично не взойдет —
И будет мрак в земном краю…

Комментарии

Оставить комментарий:

go here Пожалуйста, обратите внимание: В данный момент активна модерация комментариев, поэтому между временем отправки сообщения и его отображением follow site должно пройти какое-то время. http://cs.sc-nix.ru/uploaded/ustanovit-planshet-asus-vmesto-magnitoli.html Не надо повторять свое сообщение.