li

Мидийская держава и проблема древней Бактрии

Опубликовал: 22 мая 2014

В IX—VII вв. до н. э. ираноязычные племена распространились на территории северо-западного Ирана. Ассирийские цари, совершавшие походы в эти районы, сталкивались с небольшими, разрозненными политическими объединениями, во главе которых стояли местные князьки. В первой половине VII в. до и. э. эти княжества были объединены под властью, одного правителя. Так возникла одна из сильнейших держав, древности — Мидия описание тестирование сайта 3.

В правление Киаксара (625—585 гг. до н. э.) Мидия, разгромив Ассирию, становится крупнейшей политической силой, на Древнем Востоке. Область собственно индийских владений на востоке едва ли простиралась дальше района современного Тегерана (древняя Рага — Рагиана, средневековый Рага-Рей), но индийское влияние, вероятно, распространялось значительно шире, охватывая территории союзных и полузависимых племен. Так, едва ли приходится сомневаться в том, что в индийское объединение входили Гиркания и Парфия http://dvs-saab.ru/tech/postroyte-grafik-zavisimosti-skorosti-telaot-vremeni.html постройте график зависимости скорости телаот времени 4. С меньшим основанием можно говорить о распространении индийского влияния на другие восточные области. Арриан сообщает, что области между реками Индом и Кофеном (современная Кабул) были подчинены ассирийцами, затем мидянами и персами (Arr., Indica I, 1—3). Это сообщение Арриана скорее всего отражает явно фантастическую античную легенду об индийском походе Семирамиды. Однако если предположить, что речь идет о сфере влияния мидийской державы, то- вполне возможно, что в правление Киаксара это влияние распространялось и на такие отдаленные районы, как Арахосия и Дрангиана.

И. М. Дьяконовым была выдвинута гипотеза о том, что в списке податных округов ахеменидской империи, приводимом Геродотом (Her., III, 89—92), начиная c XIII сатрапии перечисляются области, входившие в состав мидийской державы к моменту покорения ее Киром качество управления регионом 5. Если принять эту гипотезу, то можно считать, что в состав Мидии входили Дрангиана (XIV округ по Геродоту) и часть современного Белуджистана (части того же XIV и XVII округов, по Геродоту). Однако в целом гипотеза И. М. Дьяконова имеет несколько искусственный характер http://xn--h1ahj.xn--p1ai/delo/obnovlenie-android-cherez-prilozhenie.html обновление андроид через приложение 6.

Как бы ни решался вопрос о восточных границах индийского влияния, остается несомненным, что вне этого влияния оставалась Бактрия, на территории которой, как можно предполагать, весьма рано сложилось крупное политическое объединение. Об этом свидетельствует в первую очередь вполне определенная традиция античной историографии, восходящая к Ктесию Книдскому (текст последнего сохранился в изложении Диодора). Согласно этой традиции, бактрийское царство существовало уже в VIII в. до н. э., когда оно подверглось нападению ассирийских войск во главе с царем Нином и царицей Семирамидой (Саммурамат), фактически правившей Ассирией с 810 г. до н. э., после смерти Шамши-Адада V. Бактрийское войско было, по сообщению Ктесия, весьма храбро и многочисленно, а страна труднопроходима, поэтому ассирийцы тщательно готовились к походу. В Бактрии был целый ряд городов, а ее столица — город Бактры,— помимо городских стен имела и цитадель (Diod., II, 6, 2). По Диодору, царя Бактрии звали Оксиарт, но у Юстина он носит имя Зороастр (Just., I, 2), что, возможно, соответствует первоначальному тексту Ктесия, до его обработки Диодором. Первое сражение ассирийцев с бактрийцами состоялось у выхода из горных ущелий на равнину и для ассирийцев было неудачно, но впоследствии они одержали верх, захватили ряд городов и осадили Бактры ( Diod., II, 6, 4). Овладеть бактрийской столицей, по словам Диодора, удалось лишь благодаря хитрости. В Бактрах было захвачено большое количество золота и серебра. Захватив Бактрию, Семирамида будто бы совершила поход в Индию. Среди народов, покоренных ассирийцами, Диодор называет парфян, гирканцев, дербиков, кадусиев, карманиев и дрангианцев (Diod., II, 2, 3).

Эта традиция, как уже отмечалось, получила довольно широкое распространение в античной истоциографии. Об осаде Бактр ассирийским царем сообщает в «Киропедии» Ксенофонт, (Хеп., Сугор., 1,5, 2). Бактрийский поход ассирийцев описывался в не дошедшем до нас источнике, на который ссылался римский историк Помпей Трог, причем, согласно этому источнику, бактрийский царь был убит. Уже соратники Александра Македонского слышали в Белуджистане рассказы об индийском походе Семирамиды (Агг., Anab., VI, 24).

В дальнейшем изложении Ктесия еще несколько раз упоминается бактрийское государство. Так, по Ктесию, во время войны Мидии и Ассирии бактрийцы первоначально выступили на стороне последней, но затем мидянам удалось склонить бактрийцев па свою сторону (Diod., II, 26, 1—2). В другом отрывке из истории Ктесия, сохранившемся у Фотия ( Phot.» XXII, 106), рассказывается о борьбе Кира против Бактрии. Ксенофонт, говоря о событиях этого периода, также упоминает бактрийского царя (Хеп., Сугор., VI, I ,3).

Исследователи по-разному оценивают эти сообщения античных авторов. Одни, справедливо указывая на легендарный характер описания ассиробактрийской войны, отрицали их историческую ценность. Другие, напротив, склонялись к признанию существования политического объединения Бактрии, хотя и делали целый ряд оговорок pieces перевод на русский язык 7. Действительно, в сообщениях Ктесия много фантастического. Ассирийцы никогда не совершали походов в Бактрию или Индию. Весь рассказ о завоевании Бактрии имеет явные черты эпических преданий, причем в нем отчетливо проявляется доброжелательное отношение к бактрийцам. В то же время многое в этом повествовании вполне реально, например, описание Бактрии (горные ущелья на западной границе) и самих Бактр как укрепленного города с мощной цитаделью. Археологические работы в соседней с Бактрией Маргиане показали, что здесь в IX— VII вв. до н. э. в крупных поселениях существовали цитадели, возведенные на мощных платформах из сырцового кирпича 8. Насколько можно судить по раскопкам Нади-али в Систане, сходные сооружения существовали и в Дрангиане9. Все это заставляет с большим вниманием отнестить к ктесиевому описанию Бактрии.

Целый ряд данных указывает на то, что Ктесий, живший при дворе ахемеиидского царя Артаксеркса II (404—358), пользовался индийской исторической традицией, в которую были включены рассказы, восходящие к сакско-бактрийским эпическим преданиям10. Таково, вероятно, происхождение и легенды о бактрийском походе царей Ассирии. В этой легенде, с одной стороны, нашли отражение воспоминания о походах ассирийцев при Семирамиде и Ададнирари далеко на восток 11, в глубь индийской территории, с другой — вполне определенные представления о былом могуществе политического объединения, существовавшего в Бактрии в глубокой древности 12. Первое, приняв гиперболизированные формы, превратилось в индо-бактрийский поход ассирийцев, а второе, насколько позволяют судить имеющиеся данные, скорее всего соответствовало реальной исторической действительности. Специальные исследования показали, что в Авесте также содержатся сведения о существовании крупного политического объединения, в состав которого входило несколько областей 13.

В это время складывается и новое религиозное учение, известное под именем зороастризма.

Примечания:

3 Cameron, History of early Iran, pp. 174, 177, 178; Дьяконов И., История Мидии, стр. 266 и сл.

4 Cameron, History of early Iran, p. 216; Дьяконов И., Истерия Мидии, стр. 357.

5 Дьяконов И., История Мидии, стр. 343 и сл.

6 И. М. Дьяконов считает, что в списке Геродота сначала перечислены саграпии, присоединенные Киром и Камбисом (1—XII сатрапии), затем индийские владения (XII—XVIII сатрапии) и, наконец, сатрапии, образованные Дарием 1 (XIX (?) и XX). Однако в таком случае неясно, почему сатрапии, составившие первоначальную основу ахеменидокой державы и доставшиеся Ахеменидам от Мидии, помещены в середине, а не в начале списка. Помещение Египта (VI сатрапия), присоединенного Камбисом, среди областей завоеванных Киром [l—V и VII (или VIII) —XII округа], явно свидетельствует о том, что порядок перечисления округов не отражает последовательности их подчинения Ахеменидами. Что же касается той части гипотезы, которая посвящена «индийской части» списка, то ее можно было бы принять, если бы были какие-то другие данные, подтверждающие вхождение соответствующих областей в состав Мидии (особенно это относится к XIV, XV и XVII округам). Использовать же в качестве доказательства только список Геродота не представляется возможным.

7 Prasek, Geschichte, Bd I, S. 60—&4; Толсгов, Основные вопросы, стр. 183.

8 Массон, Проблема древней Бактрии.

9 Ghirshman, Fouilles de Nad-i-Ali, pp. 15, 16.

10 Это вполне убедительно было показано уже Т. Нёльдеке и В. В. Бартольдом (см. Бартольд, К истории персидского эпоса, стр. 268, 259).

11 Дьяконов И., История Мидии, стр. 167—169. Сохранился отрывок из донесения ассирийского агента, посланного за лазуритом в некую горную страну. «Но когда я унес лазурит, — сообщает агент,—страна восстала против меня», после чего следует просьба о пшйсылке войск (Дьяконов И., Ассиро-вавилонские источники, стр. 335, 336). Как известно, основным поставщиком лазурита на Древнем Востоке была Бактрия и не исключено, что в данном отрывке речь идет именно о ней или о какой-либо сопредельной стране. Интересно отметить, что в вавилонской версии Бисутунской надписи Дария I вместо Гандхары приводится название Paruparesanna, явно восходящее к местному названию Гиндукуша, передаваемому греческими авторами как Паропамисады. Эта замена названия свидетельствует о существовании в вавилонской канцелярии собственной традиции наименования этого района, видимо, хорошо известного еще в доахеменидский период как основной источник лазурита.

12 И. Маркварт, выдвинувший теорию главенства в Средней Азии древнехорезмийокого царства, считал, что Ктесий лишь перенес в древность то большое значение, которое Бактрия приобрела в эллинистический и ахеменидский периоды (Markwart, Wehrot und Arang, S. 10). Но поскольку Ктесий жил в ахеменндском Иране в конце V в. до н. э., эллинистический период здесь явно «и при чем. Едва ли за то столетие, В течение которого Ахемениды владели Бактрией, ее значение могло настолько возрасти, чтобы затмить какое-то другое могущественное доахеменидское объединение. Насколько можно судить по тексту Геродота о р. Ак (видимо, современный Хеджей), политическое влияние Хорезма в первой половине VI в. до н. э. распространялось на какие-то южные территории (Her., III, 117), но в целом теория И. Маркварта о могущественном хорезмийском государстве едва ли может быть принята. Пытаясь примирить эту теорию с реальной исторической обстановкой, В, Хеннинг создал гипотезу, по которой центром этого «хорезмийского царства» являются Мерв и Герат (см. Henning, Zoroaster, p. 43).

13 Gershevitch, The Avestan Hymn, pp. 83, 295, 298, 299; «История таджикского народа», т. 1, стр. 148, 149.

Источник:
Массон B.M., Ромодин В.А. История Афганистана. Т. 1. С древнейших времен до начала XVI века. М.: Наука, 1964. С. 47 — 51.

Комментарии

Оставить комментарий:

Пожалуйста, обратите внимание: В данный момент активна модерация комментариев, поэтому между временем отправки сообщения и его отображением должно пройти какое-то время. Не надо повторять свое сообщение.