li

Общественный строй в VIII—VI вв. до н. э.

Опубликовал: 28 июня 2014

Исследования археологических памятников позволяют по-новому осмыслить легенды о могущественной Бактрии, сохраненные античной исторической традицией, и сведения о жизни древнего общества, имеющиеся в Авесте. Археология вводит исследователей в реальный мир древнейшего прошлого, и то, о чем можно только смутно догадываться на основании письменных источников, выступает в ряде случаев вполне конкретно и осязаемо.

Археологические данные предостерегают против недооценки уровня общественного развития в VIII—VI вв. до н. э. Об этом свидетельствуют как исследования последних лет, проведенные в Средней Азии, так и изучение некоторых памятников, находящихся на территории Афганистана.

Так, довольно хорошо исследованы археологические памятники Маргианы IX—VI вв. до н. э. (современный Марыйский оазис Туркменской ССР). Несколько земледельческих оазисов располагалось вдоль магистральных каналов, выведенных из р. Мургаб. Центрами оазисов были крупные поселения с цитаделями. Цитадель наиболее значительного поселения древней Маргианы, Яз-Тепе, занимала площадь в 1 га и была возведена на восьмиметровой платформе из сырцового кирпича. Главной постройкой цитадели было монументальное здание, скорее всего дворец местного правителя.

В этот же период крупные ирригационные системы были сооружены и на севере Гиркании как ухаживать за сингониумом в домашних условиях 22 (юго-западная Туркмения), а поселения с цитаделями обнаружены и на территориях древней Парфии (Елькен-Тепе), Мидии (Тепе-Сиалк у Катана) и Дрангианы. В последней такой памятник открыт близ современного поселения Нади-Али в афганском Систане. Это развалины некогда обширного поселения сколько стоит 2 р с гагариным 23, центр которого представлен сейчас холмом высотой 31 л. В верхнем слое (Нади-Али I) раскопаны остатки монументального здания ахеменидского времени, а ниже (Нади-Али II)—массивное строение из сырцового и частично обожженного кирпича, датированное VII—VI вв. до н. э. В Нади-Али II были найдены бронзовые наконечники стрел двух типов, глиняная посуда, иногда покрытая многоцветной росписью, обломки украшений из меди и золота (рис. 5). Судя по археологическим данным, центральный холм Нади-Али — остатки древней цитадели, где, так же как и на марсианском Яз-Тепе, мощная платформа служила основанием для дворцового здания — резиденции местного правителя. Видимо, подобные дворцовые здания упоминаются в Авесте в том месте, где речь идет о царских домах (Яшт 17, X, 60).

Значительный интерес для изучения общественного строя в Бактрии, Арахосии и соседних областях VIII—VI вв. до н. э. представляют данные Авесты, особенно ее древнейших по содержанию частей—Яштов. В них, в частности, неоднократно упоминается традиционная для Авесты четырехступенчатая система организации общества http://smilermovie.com/tech/come-wrong-perevod.html come wrong перевод 24. Низшей единицей была nmāna ‘дом’; под этим понималось также хозяйство патриархальной семьи (включавшее, видимо, и рабов) http://tacawa.org/delo/sd-karta-ne-formatiruetsya-android.html sd карта не форматируется android 25. Во главе такой единицы стоял владыка дома (nmānopaitiš). Видимо, те многокомнатные жилые дома из которых состояли поселения земледельцев и скотоводов Маргианы и соседних стран, и представляли собой шпапа Авесты. Иногда развалины подобных многокомнатных жилищ находят в стороне от других поселений http://hope2rise.com/community/tepliy-pol-equation-instruktsiya.html теплый пол equation инструкция 26.

Следующей единицей общественной организации, согласно Авесте, был vis — род (в Гатах — vərəzēna, xakəmā) в значении также и родового поселения. Род возглавлял vispaitis. Подобные поселения, теоретически принадлежавшие одному роду, объединяли в своем составе несколько патриархальных семей nmāna, живших каждая в отдельном многокомнатном доме. Далее, согласно авестийской схеме, идет zantu (в Гатах — airyaman) — область, населенная племенем, или собственно племя. Наконец, четвертая единица организации общества — это dahyu ‘страна’, ‘область’, которую возглавляет правитель области dainhupaitiš. Не может быть особых сомнений в том, что описанные выше поселения древнемаргианских оазисов объединялись в подобные области и управлялись одним правителем. Обращает на себя внимание то обстоятельство, что среди терминов Авесты нет такого, который можно было бы приложить к крупному поселению с цитаделью, являвшемуся, как показывают археологические данные, центром области — дахью. Это скорее всего можно объяснить тем, что традиционная четырехступенчатая схема ранней Авесты сложилась еще в тот период, когда роль подобных поселений в жизни общества была невелика.

Сопоставление всех имеющихся данных позволяет прийти к следующему заключению: VIII—VI вв. до н. э. были периодом интенсивного разложения первобытнообщинного строя и формирования классового общества в Бактрии, Дрангиане и соседних с ними территориях. Территория оседлых оазисов разделялась на мелкие владения, во главе которых стояли местные правители, все более терявшие облик племенных вождей и превращавшиеся в мелких царьков. Резиденциями этих царьков служили крупные поселения с цитаделями, в которых нетрудно угадать прототип будущих городских поселений. Столкновения между этими мелкими царьками и их борьба против кочевников, разорявших оседлые оазисы, ярко отражены в Авесте. В этих условиях вполне вероятно временное возвышение какого-либо одного правителя, сумевшего подчинить своей власти соседей. Подобным объединением и могла быть Бактрия, как она описана в ктесиевой легенде. Историческая закономерность создания подобных объединений прекрасно осознается Зороастром, который выступает в своих проповедях с требованием установления сильной власти 27.Однако нет никаких данных о существовании сколько-нибудь крупных государств с деспотической властью царя.

Такими представляются общественные отношения в Бактрии и соседних странах в тот период, когда на них распространилась власть новой «мировой державы» древнего Востока — империи Ахеменидов.

Примечания:

22 Массон, Памятники культуры архаического Дахистана.

23 Ghirshman, Fouilles de Nad-i-Ali, pp. 12—14.

24 Benveniste, Les classes sociales, pp. 117—134; Дьяконов И., История Мидии, стр. 180—189; Тюрин, Социально-экономические термины, сир. 519.

25 В. А. Лившиц насчитывает три термина, употреблявшихся в Авесте для обозначения рабов («История таджикского народа», т. I, стр. 141— 143). Странно, что среди них отсутствует понятие «раб-чужеземец».

26 Массон, Памятники культуры архаического Дахистана, стр. 422—424.

27 Абаев, Скифский быт, стр. 30 и сл.

Источник:
Массон B.M., Ромодин В.А. История Афганистана. Т. 1. С древнейших времен до начала XVI века. М.: Наука, 1964. С. 53 — 56.

Комментарии

One Response для “Общественный строй в VIII—VI вв. до н. э.”

  1. slavagames пишет:

    Привет! Система классического рабства сформировалась в более или менее законченном виде в наиболее развитых торгово-ремесленных центрах, в то время как в аграрных полисах социальная структура отличалась целым рядом существенных особенностей. Наиболее ярким примером является афинское общество, характеристика которого позволяет показать особенности социального строя торгово-ремесленных полисов, играющих ведущую роль в историческом развитии Древней Греции V — IV вв. до н. э.

Оставить комментарий:

Пожалуйста, обратите внимание: В данный момент активна модерация комментариев, поэтому между временем отправки сообщения и его отображением должно пройти какое-то время. Не надо повторять свое сообщение.