li

Религия в жизни евреев. Библия и Талмуд

Опубликовал: 24 мая 2010

Палестина, Иудея, Израиль, Сирия находились на самом оживленном перекрестке мировых дорог. Тут пролегали важные торговые пути, располагались дороги, ведущие в важнейшие идейные, религиозные, культурные центры древнего мира (Египет, Месопотамия, Индия, Китай, Греция, Рим). В этих местах (или неподалеку) разыгрывались многочисленные битвы, наблюдалось бурное смешение племен, вер, языков, традиций. Логично было бы предположить, что в данном пространстве или где-то неподалеку могла возникнуть религия(и), а затем и идеология(и), имеющая некие основания считаться межнациональной и общечеловеческой…

По мере расширения культурных и экономических связей возникала необходимость единой религии, как ныне возникает нужда в едином экономическом пространстве мира. Такая постановка вопроса, как и факт существования «начальной религии» у народов, вполне допустима как вариант.


Г. Доре. У горы Синай

Что известно о религии древних евреев? Суть самых общих сведений о них выглядит так: для них характерен анимизм и культ предков, их религия имела немало общего с религией других семитских народностей. Но каких-то особо присущих им религиозных настроений мы тут не увидим. Евреев никак не отнесешь к фанатикам веры. Так, согласно Пятикнижию, служение Яхве должно было совершаться в одном определенном месте. Но установление это нарушали и игнорировали даже самые известные и «благочестивые» евреи – Самуил, Давид, Соломон, Илия. Они строили алтари и приносили жертвы в незаконных местах. Как пишет Велльгаузен, «позднейшие иудеи сами были смущены молчаливым противоречием древних исторических книг с законом Моисеевым». Были ли первые евреи монотеистами? Разумеется, нет… Как и все прочие народы, евреи поклонялись, наравне с Яхве, многим богам – Астарте, Анат и Ашиме… Кто-то увидел разницу, скажем, между семитами и индогерманцами в том, что первые якобы познали их Бога в истории, вторые – в природе. Но и у семитических богов на первом месте стояла природа. И евреи тут – вовсе не исключение.


Г. Доре. Ездра читает народу Закон

Их боги выполняли также и общественное предназначение. Для богослужения кочевнику довольно было простого камня, расположенного на горе или возвышенности и служившего ему жертвенником. В религиозном отношении халдеи и евреи – чистые пантеисты. Бог в их представлении – это прежде всего жизненное начало. Это он произошел от мира, а не мир от Бога. Отсюда совсем недалеко и до утверждения, что человек – бог и царь природы, ему судьбой предназначено стать полновластным хозяином и устроителем всего земного порядка.

Проследить истоки зарождения ереси (Зороастр, Даниил и Ездра) трудно. Вероятно, излишним самомнением прониклась секта «фарисеев» (евр. – «особенный»), о которой до вавилонского пленения вовсе нет никаких сведений, ни в Писаниях, ни у историков. Эту доктрину и взяла на вооружение часть еврейских жрецов (левитов). Считают, что пророк Даниил был главой халдейских жрецов и что первый фарисейский патриарх, Гиллель Старший, также вышел из Вавилона.

Все народы отдали дань мифологическим сказаниям. Для лучшего понимания прошлого придется обратиться к библейской истории и религии. В том, что история древних народов передается столь подробно, во множестве красочных деталей, нет ничего удивительного. В прошлом события передавались в устной форме, в виде мифов и сказаний как семейно-родовая память, с изменениями на протяжении веков. Иудеи воспели жизнь в псалмах. Спиноза писал: «И так как в настоящее время, насколько я знаю, у нас нет никаких пророков, то нам ничего не остается, как развернуть священные фолианты, оставленные нам пророками, развернуть, конечно, с той осторожностью, чтобы о подобных вещах мы не утверждали и не приписывали самим пророкам ничего такого, чего они сами ясно не высказывали». Библия – это своего рода наставление или пособие для простого люда.


Древний свиток Торы

Спиноза отмечал сугубо земные цели учения: «Из всего этого следует, что учение Писания содержит не возвышенные умозрения и не философские вопросы, но вещи только самые простые, которые могут быть восприняты даже каким угодно тупицей». Оно несет в себе отрывочные сведения о многих народах тогдашней экумены. Правы те, кто отмечает крепкую память народов Востока… Энгельс, говоря об общесемитическом происхождении древнейших текстов Ветхого Завета, например, подчеркивает: «Теперь мне совершенно ясно, что еврейское так называемое священное писание есть не что иное, как запись древнеарабских религиозных и племенных традиций, видоизмененных благодаря раннему отделению евреев от своих соседей – родственных им, но оставшихся кочевыми племен… основное содержание было арабским или, вернее, общесемитическим, так же как у нас с «Эддой» и германским героическим эпосом». В неком труде сказано: «Говорили мы слова эти наизусть, и ни одно слово из тех слов не было утрачено». Как известно, учение Будды и Коран были вверены также не бумаге, а памяти определенных лиц, которым было поручено запомнить и повторять их (Коран довольно поздно, в VII в. н. э.). Тот же способ хранения, сбережения истории и знаний, видимо, был принят и предками древних славян и русских.


Клинописное послание правителя Иерусалима фараону

Легенды, мифы, древние истории, конечно же, имеют под собой реальную почву. Однако Библии как таковой долгое время не существовало. Имелись лишь некие обрывки и части, но документа, который бы заставил народ поверить в святыню, не было. Как и все прочие народы, евреи также были склонны к мифо-творчеству, пророчествам, иллюзиям, чудесам и мистификациям. Однако в их религиозных воззрениях были особенности и нюансы… Тацит отмечал, что Моисей дал иудеям новую религию, «враждебную всем тем, что исповедуют остальные смертные». Он решительно осуждал такое отрицательное отношение евреев к иноверцам (к ним они «относятся враждебно и с ненавистью»), их отчетливо выраженную замкнутость, неприятие ими чужих идей и ценностей. «Те, что сами перешли к ним, тоже соблюдают все эти законы, но считаются принятыми в число иудеев лишь после того, как исполнятся презрения к своим богам, отрекутся от родины, откажутся от родителей, детей и братьев». Тацит продолжал: «…самые низкие негодяи, презревшие веру отцов, издавна приносили им ценности и деньги, отчего и выросло могущество этого народа; увеличилось оно еще и потому, что иудеи охотно помогают друг другу, зато ко всем прочим людям относятся враждебно и с ненавистью». Ясно, что все «прочие» отвечали евреям тем же. Древнейшее название страны, куда в итоге путешествия и прибыло племя Авраама, – Ханаан.

Время, место создания и авторство Библии не раз подвергались критике. Хотя фигурирующие в Библии названия городов и местностей, как оказалось, во многих случаях соответствуют существовавшим в древности. Но и в этом нет ничего необычайного. Другое дело – вопрос исторической подлинности тех или иных библейских сюжетов. Описываемые там события не следует воспринимать буквально. Иначе не хватит жизни перечислять все несуразности описываемых тут историй: приход евреев в землю Гесем, их исход, 40?летнее блуждание по пустыне и т. д. Во-первых, не очень ясно, как от 12 мужчин через четыре поколения произошло 643 550 воинов, «и наполнилась ими земля та» (Исх. 1: 7). Во-вторых, Моисей, автор книги «Исход», воспитанный в Египте и проживший там много лет, ничего (совершенно ничего) не упоминает о памятниках, истории, законах, нравах, религии или политике государства Египет, хотя тогда процветали Фивы и Мемфис, известные во всей ойкумене. Но о них в Библии почему-то нет ни слова. Моисей не называет фараонов по имени. А ведь властители-фараоны подчиняли себе тогда Эфиопию, Аравию, Месопотамию, Ханаан, Ниневию, Кипр. Их имена гремели по всему Востоку и Западной Азии, как позже – имя Александра Македонского. Никто из фараонов и не погиб так бесславно, как гласит Библия. В-третьих, история царствования Тутмоса III или Аменхотепа III, когда и должен был бы произойти указанный исход евреев из Египта (начало XV в. до н. э.), не подкрепляется и не сходится с сообщениями книги «Исход». В-четвертых, глупо и нелепо в течение стольких лет водить десятки тысяч человек по пустыне, когда и несколько десятков номадов с большим трудом могли найти тут воду и пропитание. В-пятых, все это требует ответа, и пока его не находит.

Итак, что же мы имеем? Скалигеровскую хронологию библейских книг, рукописей и их датировку (известно, что французский ученый-гугенот Скалигер жил во второй половине XVI в. в Голландии, куда он эмигрировал). Она зыбка и не подтверждена фактами. Имеется и ряд различных вариантов Библии (православный, католический, еврейский каноны). Отдельные книги современной Библии существовали и переписывались в XIV–XVI вв. (естественно, в различных редакциях). Библия за все время существования менялась и трансформировалась в соответствии с нуждами эпох. Так, ранее в Новом Завете было куда больше книг, чем ныне (сегодня многие из них уже неизвестны). Фактически они (откровения Иуды, Варнавы) исчезли из текста Библии. В какой-то мере это объясняется существовавшим положением, при котором каноническими богослужебными книгами являлись лишь ряд книг: у христиан – Новый Завет и Псалтирь, у иудеев – Тора и Талмуд. Их-то в основном читал и знал простой народ.

К тому же Библия, как и вообще все книги, долгое время стоила дорого, а потому большинству людей была недоступна. Кроме того, евреи и католики старались воспрепятствовать тому, чтобы народ видел своими глазами источник божественной истины. Булла папы Григория IX запретила читать Библию (1231 г. н. э.), а постановление собора в Безье (1246 г. н. э.) гласило: «Что касается божественных книг, то мирянам не иметь их даже по-латыни; что же касается божественных книг на народном наречии, то не допускать их вовсе ни у клириков, ни у мирян». В конце XIV в. (в эдикте Карла IV) было сказано, что мирянам не следует читать ничего из Писания, дабы не впасть при этом в заблуждения и ереси. Кардинал Гозий в эпоху Реформации (по поручению Римской курии) выразился и вовсе с солдатской прямотой: «Дозволить народу читать Библию – это значит давать святыню псам и метать бисер перед свиньями». Перевод книг с латыни на народный язык считался преступлением. Евреям же чтение Библии строго воспрещалось, и они вынуждены были довольствоваться Талмудом.

Тем же правилам следовала православная церковь, запретившая (1723 г. н. э.) читать библейские книги «всем без разбора» (в особенности ветхозаветные части). Так же поступали римляне с Книгами Сивиллы, появившимися в Александрии при Птолемеях. Они их никому не показывали. Права читать их лишены были и их хранители. В комедии «Мир» Аристофан говорит: «Съешь свою Сивиллу» (данные о «пророчице Сивилле» восходят ко II в. до н. э.). Когда Цельс заявил об их подложности, а Ориген потребовал предъявить истинные тексты, евреи быстро замяли дело. Что заставляло священников, видных иерархов Церкви скрывать то, что должно было бы, казалось, обращать массу людей в их веру? Видимо, в священных текстах были не только ошибки, явные нелепицы, но и вопиющие подделки. Поэтому для Церкви и было безопаснее всего держать тексты подальше от глаз людских. Как и с документацией масонов, евреи говорили: «Мы знаем; но еще – никто не должен знать. И мы никому не скажем». Налицо презрение отцов церкви к пастве и страх, что ее знакомство с текстами Библии не только не привлечет народ в ее стены, но может и вовсе оттолкнуть от канонов веры.

В Библии сказано: «Правды, правды ищи, дабы ты был жив» (Втор. 16: 20). В текстах Священного Писания имеется немало мест, которые вызывают недоумение и даже оторопь у тех, кто прочитает их. Так, глядя на любимцев Божьих (патриархов Авраама, Исаака, Иакова и их сынов), с трудом представляешь их в образе праведников. Пожалуй, они скорее выглядят закоренелыми грешниками, грабителями, разбойниками и лгунами. Схожие упреки можно адресовать и в адрес Моисея, который хотя и был великим вождем, но проявил себя как беспощадный тиран, уничтожавший тысячи соплеменников. Моисей чаще напоминает собой мага, нежели служителя Господа. Иные говорят, что он научился у египетских жрецов тройной системе записи, а созданная им Книга Книг имела три смысла – «говорящий», «обозначающий» и «скрывающий» (тайный). Во всяком случае, иные из исследователей утверждают: «…Можно сделать вывод, что чудеса, совершаемые Моисеем или посредством Моисея, относятся в целом к сфере черной магии; другими словами, автор или редактор ветхозаветного эпоса Исход, кто бы он ни был, находился на темной половине магического царства» (Е. М. Батлер. «Маги»). Этих «темных» мест легко можно увидеть в Библии несметное количество. И дело даже не в том, что Господь создал свет, что светил независимо от солнца и луны, который должен был светить и ночью; и не в том, что «и была густая тьма по всей земле Египетской три дня». Крайней «темнотой» веет от многих утверждений священной книги. К слову сказать, в древних манускриптах и преданиях других восточных народов, имевших гораздо более развитую науку и культуру (скажем у китайцев), нет ни малейшего упоминания о таком трехдневном солнечном затмении или о многочасовой задержке восхода солнца и захода луны, о чем говорится в гл. 10 Книги Иисуса Навина: «И остановилось солнце, и луна стояла, доколе народ мстил врагам своим. Стояло солнце среди неба и не спешило к западу почти целый день».

Но если с материалистической стороной библейского учения все более или менее ясно (с этим еще можно смириться, сделав скидку на слабое развитие науки в тот период, а фактически ее полное отсутствие), то более серьезные претензии у объективного читателя возникают так сказать к идейно-политическому и нравственному ее содержанию.

Нравственная сторона оного иудейского завета, если читать его непредвзято и с открытым сердцем, просто потрясает и возмущает. Д. Найдис в «Библейской правде» (2003) пишет: «…в Библии впервые изложены теории религиозной и расовой ненависти! В ней описан первый в мировой истории концентрационный лагерь массового уничтожения! С показательными казнями, пытками, стерилизацией людей. Именно в Святой Библии впервые сказано, что Война – это Мир, что Зло – это Добро, что Ложь – это Правда! В древней Палестине – с помощью и при непосредственном участии Бога (еврейского бога Яхве. – В. М .) – ведутся непрерывные кровопролитные войны. Конечно же исключительно с целью установления мира! С помощью Господа Бога славные библейские герои грабят, пытают, сжигают и иными способами уничтожают сотни, тысячи ни в чем не повинных людей. И это вменяется им в праведность! Делая зло, они конечно же творят добро. На страницах Святой Библии, как это ни унизительно для нее, многочисленные явно ложные свидетельства выдаются за Святую Правду. Поэтому клятва на Библии – очень сомнительная клятва!» Далеко не со всеми посылками автора мы можем согласиться. Так, Д. Найдис обвиняет авторов библейских текстов в том, что те поставили их библейскую правду, то есть «особую, божественную, самую правдивую Правду», вне рамок тогдашней действительной истории. По его мнению, та правда имеет «очень мало общего с обычной, нормальной, мирской человеческой правдой». Мы же убеждены совершенно в обратном… К чести создателей Библии, те, явно приукрашивая фон тогдашних событий разного рода чудесами или эффектными сценами, строго придерживались реальности и правды… Они донесли до нас суровую и жестокую правду мира, какова она была в глубокой древности, и каковым этот мир, несмотря на все достижения прогресса, остается, увы, по сей день.


Страница из Книги Чисел в латинской Библии. XII в. Франция

Что известно о первых печатных изданиях Библии у нас, в России? Историк Церкви А. В. Карташев писал: «Эта первая печатная Библия во всем православном восточном мире, как такой же первой для всего Востока рукописной (еще до появления печатного станка) явилась Библия 1490 гг., созданная архиепископом Новгородским Геннадием, была ценнейшим орудием борьбы с ересью жидовствующих… В этом предприятии собирания и овладения всем аппаратом Священного Писания – русские на четыре столетия опередили …своих православных собратий». Самую первую Библию греческого текста in folio напечатают в Москве в 1821 г. по инициативе русского Священного синода (но на средства, выделенные греками Зосимадами).

О первых печатных текстах Библии на еврейском языке можно сказать следующее… Сюда относят первый перевод Нового Завета на древнееврейский язык, сделанный в Лондоне С. Мюнстером (1661). Есть, правда, издания, относящиеся якобы и к XV в. Наиболее же древними рукописями Библии являются Александрийская, Ватиканская и Синайская рукописи (по-гречески). Три текста появляются после XV, а то и после XVII вв. К примеру, Синайский кодекс был обнаружен лишь в XIX в. История двух других темна и непонятна. Причем обычным явлением были тексты, в которых обнаруживались старые или стертые тексты. Профессор В. Болотов писал в этой связи: «При определении времени написания (такого рода) рукописей большим препятствием могут служить подделки… Какой-нибудь любитель книг мог заказать снять буквальную копию (то есть воспроизвести и древний шрифт) с древнейшей рукописи… Искусников воспроизводить этот почерк было всегда достаточно… Были подражания древнейшим рукописям и с корыстной целью». Итак, ясно, что наиболее древние из сохранившихся ныне рукописей Библии, во-первых, выполнены на греческом языке, во-вторых, введены в обиход довольно поздно (с конца XVI–XVII вв.), и, в-третьих, что особенно важно, никак нельзя поручиться за их аутентичность. Скажем, немецкий богослов К. Тишендорф (1815–1874), выхлопотав прежде крупную субсидию от императора России, отправляется в Египет и на Синай (якобы на Синай), где находит у монахов св. Екатерины рукописный экземпляр Библии и печатает оный (1862), отнеся сей документ к IV в. (затем через 7 лет он подарит его Александру II и получит за это титул потомственного русского дворянина). Выгода очевидна. Тут тебе Синай – а тут и столбовое дворянство!

У изучавшего этот документ русского ученого Н. Морозова сразу вызвало удивление не только то, что профессор из Лейпцига подарил такую редкость не в родной университет, а отдал его далекой России, но и то, что листы Библии, которая находилась в пользовании 1,5 тысячи лет, вовсе не были «истрепаны на нижних углах, не замусолены и не загрязнены пальцами…» Листы этого «древнего пергамента» сохраняли свою гибкость и не сделались хрупкими. Во всех других случаях, если мы имеем дело с документами, действительно пролежавшими целое тысячелетие, «часто при малейшем прикосновении к их листам они ломаются на мельчайшие кусочки». Тут же состояние листов Синайского кодекса было прекрасным (при явных следах небрежного с ним обращения: сорван переплет, оборваны наружные листы). Не исключено, что это сделано было самим же заинтересованным Тишендорфом. Эти обрывки он затем увез и продал царю за 9000 рублей. В 1933 г. правительство РСФСР перепродало Синайский кодекс Британскому музею за 100 000 фунтов стерлингов. Рукопись эту нашли даже не в библиотеке монастыря Св. Екатерины. Она валялась, как мусор в зале, в корзине для выкинутых бумаг, являя собой «обрывки пергамента, выброшенные и предназначавшиеся для печки». Европа и Америка не раз еще попадутся на трюк подделок.


Одежда древних евреев

Хотя, видимо, надо вспомнить и о существовании так называемой «генизы» (geni-zah), что означало по-древнееврейски – «погребение». Это был своего рода чулан в синагоге, где хранились рукописные свитки и «сокровенные книги» («апокрифы»). Ученый-раввин С. Шехтер говорил, что книга подобна человеку: «Когда отлетает дух, мы прячем тело от глаз человеческих, чтобы избавить его от осквернения. Подобным образом, когда писание истерто временем или выходит из употребления, мы прячем книгу, чтобы сохранить ее от надругательства. Содержание книги отлетает к небесам, как душа». У евреев издревле был обычай погребать священные книги и свитки, вышедшие из употребления, где-то рядом с могилой мудреца, а иногда и вместе с ним – на еврейском кладбище. Таким образом, еврейская гениза становилась сочетанием «священной кладовой и светского архива». Она преследовала двоякую цель: «все доброе уберечь от вреда, а все злое обезвредить». Хотя нередко, войдя в раж религиозно-идеологических споров, те же священники и жрецы имели привычку уничтожать все, что не отвечало требованиям момента и было запрещено цензурой. «Люди книги» имели давнюю репутацию – «цензоров и истребителей книг». Причина ясна: книга – это всегда грозное оружие.


Г. Доре. Даниил во рву среди львов

Что еще известно о судьбе древнееврейских «подлинников»? Так, Носовский и Фоменко датируют священные книги XV–XVI вв., говоря, что никаких библейских рукописей ранее X в. н. э. якобы не было. Рукописи более позднего времени, главным образом середины XVIII в., многочисленны, и они есть в книгохранилищах Европы. Самая древняя еврейская рукопись, правда, содержащая лишь «Пятикнижие Моисея», находится в Британском музее и приписывается IX в. Другая еврейская рукопись (Вавилонский кодекс), как утверждал Н. Морозов в 1914 г., была «найдена Фирковичем совсем не в Вавилоне, а у крымских караимов». Караимы (тюркоязычные иудеи) имели право на чтение Пятикнижия, но полная Библия и там отсутствовала. Однако караимы все же составили обособленное течение в иудаизме, настроенное оппозиционно к официальной доктрине, основанной на Талмуде.

Известно, что в Крыму еще в 1731 г. ими была основана типография, где через 3 года вышла в свет первая книга на древнееврейском языке. Библиотеку древнейших библейских рукописей составил караимский ученый XIX в. А. Фиркович. Он собирал старинные рукописи в синагогах Крыма и на Кавказе, а затем совершил путешествие в Палестину, где собрал большую коллекцию рукописей. Надо отдать должное его энергии. Рукописи он собирал везде, где жили караимы, в том числе в Центральной и Восточной Европе. Надо сказать, что это его собрание заняло два огромных зала в императорской Публичной библиотеке. Были там рукописи и на древнееврейском языке, которые до недавнего времени (до 1949 г. – открытий в районе Мертвого моря) считались самыми древними библейскими текстами в мире. Еврей Фиркович и продал первое собрание рукописей Императорской публичной библиотеке за 100 000 рублей серебром (в 1856 г.). Но как только раритеты стали расти в цене, число находок по всему миру стало «почему-то» возрастать в геометрической прогрессии.


Пятикнижие. Титульный лист. 1551 г.

В дальнейшем иных не раз будет удивлять та легкость, с которой сыны Израиля шли на фальсификации, подделки, фантазии и авантюры. Чего стоит хотя бы одна Книга Даниила, не существовавшего пророка, совершившего такое множество чудес. Труды о нем напишут гораздо позже. Поэтому немудрено, что все его пророчества исполнились. Каутский писал: «Именно у иудеев, в течение последних столетий до и первого после Рождества Христова, выдуманные личности оказывали огромное влияние, если приписываемые им слова и деяния соответствовали сильным потребностям в иудейском народе». Он же говорил, что в давние времена историки и писатели не останавливались перед фальсификациями, а то и явной ложью. Он писал: «А от лжи к подделке один только шаг. Его сделал Евгемер, который в третьем столетии привез из Индии надписи, выдаваемые им за стародавние, но в действительности сфабрикованные им самим». Поэтому все написанное древними народами, как и все ими сказанное, следует воспринимать, конечно же, с открытым сердцем, но с хладной головой.


Библия в богатом переплете. 1627 г.

Об истории перевода Библии на греческий язык ученые говорят следующее… Еще во времена Птолемея II Филадельфа по его инициативе 72 переводчика (по шесть от каждого из 12 колен израилевых), разойдясь по кельям и совершенно не общаясь друг с другом, начали трудиться над ее переводом. Когда они сличили результаты, те якобы оказались абсолютно одинаковыми, что, конечно, указывает на боговдохновенное ее происхождение.

Мировое еврейство оценило Септуагинту (Пятикнижие, или Тору) как чудо, как «новую манифестацию откровения». С. Аверинцев трезво видит в ней творчество главным образом собирателей и переводчиков, что уже ближе к истине. Он пишет, что труд сей можно было осуществить только на гребне того раннеэллинистического устремления к межкультурному синтезу, которое стимулировало также труды Бероэса и Манефона. Но такой грандиозной переводческой работы, как та, которую начали евреи, не замышляли ни вавилоняне, ни египтяне. Немедленно была переведена только основная часть Писания, включавшая в себя Пятикнижие, или Тору, и, возможно, еще какие-то книги. Перевод был выполнен около 250 г. до н. э. К середине следующего столетия по-гречески можно было читать книги Паралипоменон, к 138 г. до н. э. – «Закон, Пророков и прочие книги». А вот «Книга Эсфири», как говорится во вступлении к рукописному греческому тексту, была переведена в 114 г. до н. э. Вскоре на греческом языке существовала вся тысячелетняя сокровищница иудейской словесности – то есть «беспрецедентное дело было сделано». В дальнейшем за евреями закрепилась слава умелых и талантливых переводчиков (в том числе и в России).


Мертвое море

Правда, иные обращают внимание на то, что Аристей, т. е. тот, кому Птолемей поручил греческий перевод Пятикнижия, имеет имя явно не семитского происхождения. Слово это по-гречески читается как «аристос» и означает – «самый лучший». Отсюда происходит и слово «аристократия» – «власть лучших». Российский исследователь А. Абрашкин полагает, что древнейшие корни слов некогда могли быть получены греками от ариев… Таким образом, имя Аристей якобы образовалось из словосочетания «Арий Есть» (и его можно также прочитать как «ариец истинный»). «Греки, как и евреи, переняли это имя у народа ариеев-аристеев – (то есть у) выходцев с Русской равнины, которые волею судьбы оказались в Средиземноморье. Еврей с арийским именем в качестве придворного египетского фараона руководит переводом Септуагинты – это неожиданная деталь, которая порождает самые разные вопросы, интригует и призывает к серьезному исследованию взаимоотношений арийского и семитского этносов». Корни этносов – крайне запутанная тема, углубляться в нее мы не станем, а тем более уж делать на основании словесных параллелей далеко идущие выводы.

Иные уверяют, что нет никакой необходимости обращать внимание ни на подлинность исторических сюжетов, ни на обоснованность моральных выводов евангельских притч. Методы создателей древних текстов историк М. Хейфец объяснил так: мол, библеисты просто не в состоянии были вообразить, насколько изучаемые ими «объекты» прошлых лет создавались на фундаменте совсем иных профессиональных аксиом, нежели те, которыми руководствуются они сами. Рукописи в древности писались людьми, относившимися к их работе принципиально иначе, чем это делают нынешние ученые. Сегодняшние историки (интуитивно) привыкли рассматривать работы далеких предшественников – хронистов, бытописателей прошлого – так, будто эти старики, вроде монаха Нестора, фиксировали для них историческую правду, но старые авторы руководствовались иными законами, «ими самими над собою признанными» (Пушкин). Поэтому они могли не считать своей главной задачей фиксацию на папирусе, пергаменте или бумаге «исторической правды». И вообще, «что есть истина?» «Старики» творили ОБЩЕСТВЕННЫЕ ДОКУМЕНТЫ, они записывали – в той или иной форме – некие аргументы для обоснования чьих-то прав: своей династии, группы, племени, веры. Истинно то, что наиболее полно соответствует содержанию и сути конкретного явления или исторического процесса, данному в возможно наиболее полном и точном его освещении.

Так как же воспринимать Библию? Одни видят в ней важный источник. Как заметил Б. А. Тураев, как исторический источник «Библия представляет высокую ценность». Места о Вавилоне и Египте «написаны людьми, хорошо осведомленными в жизни этих монархий», а их сведения «постоянно подтверждаются и выясняются». Другие видят в оной прежде всего важный литературный памятник, или «записную тетрадь человечества» (Пастернак), особо обращая внимание на то, что многие ее сюжеты заимствованы из других древнейших культур. Ученый С. Крамер писал: «Сегодня мы можем с уверенностью сказать, что этот литературный памятник возник вовсе не мгновенно – отнюдь не как некий искусственный цветок, выросший на пустом месте. Он уходит корнями в глубь веков, он впитал в себя соки всех соседних стран. И по форме и по содержанию книги Библии имеют немалое сходство с литературными произведениями древнейших цивилизаций Древнего Востока».

Это действительно так. Стоит вспомнить гомеровскую «Одиссею» и «Илиаду», что были записаны гораздо позже их создания. В этом же ряду находится и «Ригведа», самое раннее священное писание в индуизме. По мнению специалистов, она была создана до 1000 г. до н. э., однако полностью была записана только через две тысячи лет (примерно к 1400 г. н. э.). Столь большой промежуток объясняют, во-первых, тем, что индусы были убеждены в том, что в письменном виде «Ригведа» потеряет часть своей святости, и, во-вторых, тем, что правом передачи святых текстов обладали в основном брамины, обладавшие необходимым опытом и знаниями, а также интуицией. Все это удерживало тексты в рамках устной речи.

Похоже, раннехристианские историки не сомневались в историчности основного сюжета Пятикнижия и Ветхого Завета в целом, впервые связав хронологию ветхозаветных событий с историческими датами и создав первую систему относительно-абсолютной хронологии Восточного Средиземноморья в III–I тысячелетиях до н. э. (через призму израильской истории). На этих же позициях стоит российский ученый В. А. Сафронов, датирующий эпоху Авраама соответственно XXIV–XXIII вв. до н. э. Сопоставив ряд точек соприкосновения израильской и хеттской, израильской и митаннийской, израильской и «народов моря» истории (то есть филистимлян), он настаивает на историчности «библейских легенд от Авраама до Саула».

Поэтому не стоит бросаться в крайности критицизма, тем более полностью отрицать историчность Библии. На ее страницах присутствуют вполне реальные события, которые, правда, надо еще уточнить, «привязать» к реальным именам и датам. Вступая в контакт со странами Востока, евреи пытались фиксировать имена их царей. Ряд ассирийско-вавилонских документов назвали имена ассирийских и иудейско-израильских царей, о которых говорится в Библии, и даже позволили соотнести иные даты: Тиглат-Паласар (4 Цар. 15: 29; 16: 7—10) – Тукулти-апал-ешарра III, называемый вавилонским именем Фул (4 Цар. 15: 19); Салманасар (4 Цар. 17: 3) – Шулману-ашареду V (727–722); Мардук Палладин (4 Цар. 20: 12) – Мардук-бал-иддина II, царь Вавилона; Саргон II овладел Самарией (722); Навуходоносор опустошил Израиль, осуществив первое переселение (2 Цар. 24: 10–17), о чем сообщает нововавилонская летопись, так называемая Летопись Виземана (597); второе переселение евреев, атака Навуходоносора на Иерусалим, его разрушение (587), многие-многие другие события.

Надо помнить и о том, что в Библии (от греч. «библос» – книга) имеется не только Ветхий, но еще и Новый Завет. Старый Завет – 50 ветхозаветных книг. Новый Завет – свод из 27 христианских книг, написанных на греческом языке в I–II вв. до н. э. Нельзя не отметить, что и основы библейского учения претерпели серьезный урон. По всему Ветхому Завету можно увидеть загадочные намеки, напоминающие о письменных памятниках, которые не дошли до нас. Так, скажем, в Книге Иисуса Навина (10: 12–13) имеется ссылка на некую Книгу Праведного, о которой нам ничего неизвестно: «И остановилось солнце, и луна стояла, доколе народ мстил врагам своим. Не это ли написано в Книге Праведного?» Об этой книге упоминается еще раз и во Второй книге Царств. По подсчетам ученых, на страницах Ветхого Завета 54 раза упоминаются более двух десятков неизвестных ныне книг (Книга браней Господних, Книга завета, Летописи деяний Соломона и другие). Все это так или иначе указывает на существование неизвестных источников, что могли бы пролить свет на прошлое.


Фаюмские портреты

Если евреи главное значение придают Ветхому Завету (видя в нем любимое «детище»), то православные и вообще люди духовные гораздо чаще обращаются к Новому Завету, считая его более богатым в образном, художественном и даже в интеллектуальном отношениях. Книги эти очень различны по жанрам, темпераменту авторов, степени их литературной подготовки и начитанности, да и адресованы они самым разным людям и общинам. Все многообразие этих 77 книг, – их индивидуально-неповторимый характер, а иногда и явная противоположность писаний Танаха и христианского Нового Завета, – бросается в глаза всем. «Тем не менее, с точки зрения христианского богословия, вся Библия не есть механическое соединение несоединимого под одной обложкой, а в некоторых своих центральных характеристиках – единая, цельная, непротиворечивая Книга, – считает Е. М. Верещагин. – Иными словами, теологически Библия представляет собой Великое Послание Бога всему человечеству, единое и цельное, потому что Бог – един и непротиворечив». В ней Бог предстает как главный воспитатель человечества, а зачастую даже как неумолимый грозный Судья.

С точки зрения науки нужно бы поискать другие, более точные и бесспорные аргументы. Гринберг пишет в книге «Тайны Моисея»: «XIX в. породил не только документоведческие гипотезы, но и важные научные теории, которые также заставили усомниться в надежности хронологии Книги Бытия. Самой важной из них явилась теория эволюции Дарвина, поставившая под сомнение всю библейскую историю Сотворения мира, потопа и вообще развития жизни на Земле. Если эволюция живых организмов занимала, согласно теории Дарвина, миллионы лет, то Сотворение мира не могло произойти всего несколько тысяч лет назад. Теория эволюции бросила вызов также доминировавшей ранее научной теории катастроф. Эта доктрина исходила из мнения, что основные изменения в структуре Земли происходили в результате катаклизмов – землетрясений, наводнений, столкновений с кометами – концепция, которая не противоречила библейской истории Сотворения мира. Но эволюционная теория быстро оттеснила теорию катастроф. Другим фактором, поставившим под сомнение библейскую хронологию, стало также становление научной археологии. Из-за интереса к библейской истории археологи уделяли большое внимание регионам, которые упоминались в Библии. Это привело к открытию археологических данных, которые часто противоречили библейским положениям. Иерихон, например, как оказалось, был уже необитаем, когда, как можно было предполагать, его стены рухнули от звуков «иерихонских труб». Слияние всех этих научных потоков привело к размыванию построений библейских фундаменталистов (и фантастов религии. – Авт. ) и оттеснило в мифологическую область многое из того, что содержалось в Книге Бытия, включая и хронологию». Вместе с тем по иронии истории недавние успехи египтологии, включая труды археологов, показали, что хронология Книги Бытия была составлена на основе все же исторически реальной хронологии династий Египта. Споры продолжаются и по сей день, ибо четкой картины нет.

Как же нам быть, оценивая это знаменитое творение – Библию? К ней следует относиться разумно и трезво, а посему и не стремитесь вычитать в ней то, чего там явно нет. Желающие увидеть в ней книгу откровений будут разочарованы. Однако человек образно-поэтического склада найдет тут массу интересных вещей. Поэтому мы никак не можем согласиться с оценкой Л. Таксиля, выпускника иезуит-ского колледжа, назвавшего ее бессмысленной (в XIX в.). В Библии немало первобытного хаоса, и все же это – книга особая. Поколения за поколением идут к ней, черпая оттуда мифы, историю, поэзию, воспитательные сюжеты. Она открыла дорогу философии. Аристотель говорил: любящий мифы в некотором смысле уже является философом. В ней оживают образы видения бытия. Недаром же в оборот многих народов вошло выражение «библейская поэзия». Известно, что Гёте в «Поэзии и правде» писал о своем стремлении еще в ребяческие годы «вдоль и поперек узнать Библию». Изучение книги привело будущего поэта к тому, что в его фантазиях возникла эта древняя страна, «ее окружение, соседи, а также народы и события, на тысячу лет вперед прославившие сей клочок земли».

Именно Библия, по его словам, позволила ему сосредоточить ум и чувства «на чем-то одном и в этом обрести успокоение». При этом формирующемуся в нем поэту нисколько не помешала представленная там «смесь басен и истории, мифологии и религии». Скорее она даже развила и обострила в нем видение художника, обострила настолько, что ему уже «захотелось обработать историю Иосифа», написав на библейской основе, в прозе, новое произведение. И хотя, по словам Розанова, в ней нет ни одной «кудрявой фразы», пусть даже былинного оттенка, ибо она – «книга былей», дело, полагаю, в ином. Библия – «книга былей и небылей…» Ну а причины, по которым Библия (Ветхий и Новый Завет) была и остается настольной книгой народов, думается, всем понятны и очевидны. Другой такой книги просто нет. Поэтому-то она – «лучшая», «книга книг», «календарь человечества, развернутый в поэму» (В. Розанов). Она – один из первых «цветков культуры». Даже резко и критически настроенные к ней ученые пишут, что хотя она и не содержит ничего, кроме эзотерических или лживых аллегорий, в то же время среди «множества песчинок всегда найдется крупица золота», иначе говоря, есть в ней и ряд правдивых деталей (Х. Ливрага).

К ней любят обращаться русские писатели, философы, историки, общественные деятели, музыканты, поэты, скульпторы, художники, ибо легко находят в ней сюжеты для своих произведений. У поэта Н. Огарева есть даже специальные строки, посвященные этой «святой книге»:

Я в старой Библии гадал,
И только жаждал и мечтал,
Чтоб вышла мне по воле рока
И жизнь, и скорбь, и смерть пророка.

Известно заинтересованное отношение к Библии и «солнца» российской словесности – А. С. Пушкина. В 1820-е годы он усиленно читает Библию и Евангелие, в 1830-е годы метко говорит о Евангелии как о книге, ставшей «пословицею народов». Во всем христианском мире ее знают почти наизусть. И тем не менее новые поколения всякий раз открывают ее вновь и вновь, погружаясь «духом в ее божественное красноречие». В письме к Чаадаеву от 6 июля 1831 г. Пушкин выражает свое восхищение псалмами Давида, оговариваясь, «если только они действительно принадлежат ему». Да и многие стихотворения поэта проникнуты библейским духом. Особенно это заметно в пушкинском «Пророке»: «Духовной жаждою томим, в пустыне мрачной я влачился…» В 62-м псалме, что ежедневно читается в заутрене, также говорится о жажде Бога в пустыне. Герой у поэта оказывается в пустыне одиноким, как и Христос.


И. Н. Крамской. Христос в пустыне

И все же полагаю: как исторический документ Библия не вполне способна удовлетворить нашу неиссякаемую любознательность. Несмотря на перечень множества интересных, хотя и не очень ясных событий, напрасны будут усилия найти в ней какие-то бесспорные факты или подробности. Попытки восстановить по библейским данным всю хронологию эпохи, предшествующей Давиду, ни к чему не приведут. У Энгельса были известные основания заявить в этой связи: «Кто дает нам право слепо верить Библии? Только авторитет тех, кто поступал так до нас… Библия же состоит из многих отрывков многих авторов, из которых многие даже сами не претендуют на божественность. И мы обязаны, вопреки нашему разуму, верить ей только потому, что нам это говорят наши родители?» В одном из писем к другу 18-летний Энгельс, говоря о многочисленных противоречиях, которые встречаются в каждом Евангелии и Ветхом Завете, далее заключает: «И если здесь имеется какое-нибудь противоречие, то вся вера в Библию идет прахом». По его мысли, вера не имеет под собой твердой почвы, она алогична и абсолютно несовместима с разумом и с серьезной наукой. Так ли это?


Р. Ластман. Авраам на пути в Ханаан

И. М. Дьяконов в 1988 г. утверждал, что «вероятность, что Авраам – историческое лицо, близка к нулю», и что хотя историк и вправе привлекать эти предания, но «лишь в той мере, в какой каждое из них может быть проконтролировано независимыми источниками» (археологическими данными, иноязычными письменными свидетельствами современников событий). Его сомнения вызваны тем немаловажным обстоятельством, что время записи событий (египетская экспансия в Палестину, вторжение «народов моря» на ее побережье) отдалено собственно от времени их происхождения на 500 лет, а запись событий основана на устном предании. Отсюда ученым делается вывод, что Ветхий Завет не может быть надежным источником. Имеются сомнения и у известного комментатора и переводчика Пятикнижия (И. Шифмана) в отношении одного из ключевых событий истории евреев (Исхода): «Какими-то внебиблейскими источниками, которые могли бы подтвердить или опровергнуть библейскую легенду об исходе, мы не располагаем». Правда, он же признает, что предание об исходе евреев соответствует некоторой давней реальности, сохранившейся в памяти народа…

Возможно, в далеком прошлом и имела место некая инфильтрация израильских племен в рамках гиксоского движения в Египет. После изгнания гиксосов израильтяне оказались в положении эксплуатируемого населения в Египте. Затем взбунтовавшиеся израильтяне под предводительством пророка Моисея откочевали на Синайский полуостров, а оттуда уже в Южную Палестину и Заиорданье, и в конце концов вторглись в Палестину. Все остальные подробности – результат обработки «традиции народом и творческой деятельности самого составителя Пятикнижия». Смеем полагать, что господство негативистских установок в отношении надежности имеющихся в Библии сведений вызвано не только определенными пробелами в познании (пробелами в осмыслении древних источников или в их отсутствии), но и политической конъюнктурой. Ныне наблюдается постепенный поворот в отношениях к библейским источникам – от полного или частичного неприятия к осторожно-доверительному.

В последнее время отказ от воинственно-атеистической картины исторического развития (разумеется, мы не касаемся вопроса происхождения Вселенной и «причастности Бога» к этому деянию) позволяет более трезво проанализировать канву Ветхого и Нового Заветов. И тут выяснилось, что раннехристианские хронографы (что по времени ближе к событиям) относились к ним с большим доверием… Так, создатель первой системы относительной хронологии событий, указанных в Библии, Африкан (170–240 гг.), датировал Исход за 1020 лет до Первой Олимпиады, т. е. 1796 г. до н. э., приход Авраама в Палестину – 2226 г. до н. э. К его подсчетам с уважением относился известный церковный историк Евсевий из Кесарии (263–339 гг.). В абсолютных же датах приход Авраама в Палестину (по Евсевию) датируется 2241 г. до н. э., а его исход – 1736 г. до н. э. Иосиф Флавий (38–95 гг.) начинает эпоху Авраама с XXIII в. до н. э., а появление Авраама в Египте относит к 2200 г. до н. э.


Фрагмент рукописей Мертвого моря

Однако уже в XX в. в Израиле археологами были сделаны важные находки, которые помогают лучше понять не только страницы самого Священного Писания, но и жизнь описываемых там народов Малой Азии и Ближнего Востока. Один из известных библейских археологов, доктор В. Олбрайт, возможно, в чем-то и прав, заметив: «Чрезмерный скептицизм, который проявляли по отношению к Священному Писанию авторитетные исторические школы XVIII и XIX веков, изживает себя. Непрекращающиеся (новые) открытия подтвердили достоверность бесчисленных подробностей, и тем самым было достигнуто широкое признание ценности Священного Писания как исторического источника». В другом своем труде он говорит, что археология «подтвердила историчность предания Ветхого Завета».


Карта археологических раскопок в Израиле и на соседних землях

Корешок Кеттер-Торы

Что же касается общекультурного и нравственного влияния на историю человечества, то они безусловно огромны… «В «Книге рекордов Гиннесса» Библия названа самой ходовой книгой в мире. В период с 1815 г. по 1999 г. она продана тиражом около 3,88 миллиарда экземпляров, и каждый ее покупатель (так или иначе) познакомился с древней историей евреев. Библия целиком переведена на четыреста языков и частично – уже на три тысячи. Более ста лет потребовалось, чтобы осуществить перевод Библии и на украинский язык. В истории этих усилий наших собратьев были и забавные эпизоды… Так, в первом переводе малороссийского писателя Пантелеймона Кулиша фраза «Да уповает Израиль на Господа» звучала, прямо скажем, весьма двусмысленно и даже как-то неэстетично: «Хай дуфае Сруль на Пана». И все же само по себе уже это – великое достижение! Ни один народ не может похвастаться таким успехом. «Евреи не просто рассеялись по планете, они «втянули» добрую половину человечества в мир своих образов. Роли семитов и европейцев теперь как бы поменялись местами. Конечно, этому способствовали разные, в том числе и политические причины».


Кровожадные идолы древних народов

Собственно, главный религиозный прорыв в истории евреев произошел во времена царя иудейского Йошийаху (639–608 гг. до н. э.), при котором монотеизм полностью утвердился во всем иудейском обществе. Он установил и единый централизованный культ Яхве в Иерусалимском храме. Как отмечают ученые, в центре реформы находилась якобы обнаруженная в 621 г. до н. э. первосвященником Хилкийаху в Иерусалимском храме Книга Учения (Торы). Не вдаваясь во все обстоятельства принятия евреями религиозной реформы, отметим только то, что еще за шесть лет до обнаружения в Храме Книги Учения ГОСПОДА царь стал, будучи еще совсем отроком, обращаться к Богу Давида, отца своего, а в двенадцатый год (в 627 г. до н. э.) стал очищать Иудею и Иерусалим от «высот и ашер, и истуканов, и литых идолов. И разрушили перед лицом его жертвенники баалов, и колонны, посвященные солнцу, возвышающиеся над ними, он сокрушил; и ашеры, и истуканы, и литых идолов он сломал, и разбил в прах, и рассыпал их, и очистил Иудею и Иерусалим…» (2 Пар. 34:3–5). Особо стоит отметить всю важность искоренения такого рода языческих культов на предмет прекращения человеческих жертвоприношений. Те культы, что пустили корни в Иудее, так же как в Карфагене, требовали человеческих жертв (и в частности, культ Баала).

И. Р. Тантлевский отмечает, что в ханаанейско-финикийской среде, а также у пунийцев в Карфагене жертвоприношения, в том числе сожжение детей (обычно мальчиков в возрасте до 6 лет), получили широкое распространение. Особенно часто подобные искупительные жертвы приносились этими народами в случае серьезной угрозы их военного поражения. Это подтверждают как письменные источники, так и археологические материалы. Так, на египетском изображении сцен захвата южноханаанейского города Ашкелона египетскими войсками (время фараонов Рамсеса II или Мернептаха; рельеф из храма Амона в Карнаке) двое из осажденных приносят жертву на городской стене. Они держат на весу детей, с тем чтобы бросить их навстречу вражеским стрелам… Или же, согласно Книге Царств (2 Цар. 3:27), моавитский царь Меша (IX в. до н. э.) приносит в жертву всесожжения своего первородного сына на стене при угрозе его поражения от израильтян. Известно также, что, когда армия главы Сицилийского союза городов Агафокла (360–289 гг. до н. э.) подошла в 311–310 гг. до н. э. к стенам Карфагена, пунийцы сожгли более 500 детей, из которых 200 – сыновья знатных семейств – и были определены властями, а около 300 были принесены в жертву добровольно. Правда, детей живьем не сжигали. Жертву сначала умерщвляли, а затем уже мертвого сжигали. Часто это происходило на раскаленных бронзовых руках статуи какого-либо бога (как правило, Баала). Действо шло ночью, под звуки тамбуринов, флейт и лир. Жертвоприношения совершались в своеобразных культовых местах, называемых тофетами (около городских стен, где останки этих жертв затем хоронились в специальных урнах). Такое жертвоприношение детей называлось по-финикийски молх (евр. – молех). Подобные же жертвы приносились язычниками и отступниками из Иерусалима, в долине сына (сынов) Хиннома, к югу от города. Вероятно, отсюда и возникло представление о существовании в западносемитском пантеоне жесточайшего бога Молоха, которого, как считает автор, и не существовало в действительности. Так вот, царь Йошийаху запретил эти жестокие культы, как того требовали тексты Книги Левит (18:21; 20:2–5), так называемого Кодекса святости. В Кодексе, содержавшем древние священнические материалы, жертвоприношения детей были запрещены под страхом смерти. Бесспорно, установление этим царем монотеистического культа Яхве в Иерусалимском храме «сыграло выдающуюся роль в истории еврейского народа».


Дж. Б. Тьеполо. Рахиль, прячущая идолов

Для уяснения дальнейшей эволюции взглядов евреев обратимся к Пятикнижию и Талмуду. Пятикнижие (Тора, «Учение») явилось плодом коллективного творчества, как и вся Библия. Средневековый комментатор Авраам ибн Эзра (XII в. н. э.) высказывал серьезные сомнения в том, что сей богатейший, хотя и противоречивый, источник создан Моисеем. Полагаю, что к его мнению стоит прислушаться. Внимательный анализ содержания текстов Пятикнижия (в особенности содержащихся там законов) скорее опровергает иудаистские, христианские утверждения о времени возникновения источника, ставя под сомнение и авторство Моисея. Справедливо замечено (И. Шифман и др.), что Моисей никак не смог бы описывать свою собственную смерть. Философ Гоббс высказал предположение, что Пятикнижие названо Моисеевым только потому, что его главным лицом являлся Моисей. По его мнению, в лучшем случае пророк Моисей мог являться автором (соавтором) какого-то отрывка из 12–16 глав Второзакония. Многое из истории создания документа остается неясным и по сей день.


Свиток Пятикнижия в Сихеме, написанный Елеазаром, сыном Аарона

Что есть Талмуд? Говорят, книга мудрости: «Кто мудр? – У всех чему-то научающийся». Точное время написания Талмуда, как Вавилонского, так и Иерусалимского, неизвестно. Старейшее издание Талмуда, состоящее из 12 томов in folio, похоже, выпущено в Венеции в 1520 г. Сей крайне многословный и довольно сбивчивый труд, во многом непонятный рядовому еврею, являл собой сборник религиозных постановлений, синтез гражданских уложений, собраний анекдотов или притч. Однако в его книгах содержатся важные моральные установки и заповеди. Составителем Талмуда был патриарх Иуда Святой (II в. н. э.). Другие полагают, что Талмуд возник из соединения Мишны – наставления и уроки (I–III вв.) и Гемары – комментарии (III–V вв.). Третьи высказывают разного рода догадки на сей счет.

Не станем вдаваться в детальное обсуждение его. Это не входит в нашу задача. Поражает, однако, величайшая жестокость некоторых установлений Талмуда. Ведь не зря же Неемия, создатель «первого настоящего гетто», писал: «Все люди плакали, когда слушали слова Закона». Бог же иудеев откровенно жесток. В Книге Иезекииля, возможно, наиболее значимой из всех книг Ветхого Завета, раскрыта главная сущность иудейского божества. В главе 20-й Бог собственными устами признает, что создал порочные законы, несущие людям несчастья и внушающие им страх. Стоит ознакомиться и с превосходной книгой Ф. Бренье «Евреи и Талмуд».

В 458 г. до н. э. из Вавилонии в Иудею прибыл потомок еврейских первосвященников, книжник Эзра, привезший рескрипт «царя царей» Артаксеркса I. В документе Эзре даны полномочия забрать с собой в Израиль всех евреев, пожелавших покинуть Вавилон, все серебро и золото, которое царь и советники ранее пожертвовали Богу Израиля (включая и добровольные пожертвования от народа и священников). Первосвященнику было указано поставить правителей и судей, чтобы они «судили народ», а также учили Закону Бога. Тех же, кто откажется учиться и не будет исполнять Закон Бога и законы царя, тех должно подвергнуть смерти или строгому наказанию (тюрьма, изгнание, немалый штраф). В 457 г. до н. э. специальная «парткомиссия», состоявшая из ста священников, осуществила расовую чистку. Она огласила списки смешанных семей, требуя от всех обитателей Израиля чистоты веры. Комиссия заявила: «Кто хочет считаться правоверным иудеем, быть полноправным членом общины, должен свято соблюдать Закон и развестись с язычницами». Так интерпретаторы Закона поставили заслон на пути смешанных браков, в итоге чего Израиль из нормальной нации превращался в иудейский «рейх», «в своего рода религиозный орден или замкнутую касту». Священник А. Мень называл это действо одной из самых мрачных и позорнейших страниц «послепленной Иудеи».

Вернемся к содержанию Талмуда… То, что там было написано, долгое время миновало взор не-евреев, ибо Синедрион жестко постановил: «Не еврей, изучающий закон (Талмуд), заслуживает смерти». Что же собой представляли эти «протоколы сионских мудрецов»? Не станем вдаваться в подробный анализ этого мутного источника, но нас буквально потрясло то презрение ко всем народам, которое источает Талмуд. Там черным по белому написано, что «подобно тому, как человек превосходит животных, так евреи превосходят все народы на земле». «Эти последние не что иное, как семя скотское» (ссылки на источник в тексте книги Ф. Бренье). Евреи называют не-евреев «гоями». Под этим они подразумевают вовсе не язычников, а вообще всех чужестранцев, то есть необрезанных («Необрезанный есть чужестранец, а чужестранец и язычник одно и то же»)… И все раввины солидарны друг с другом в признании за не-евреями чисто животной природы. Мы, конечно, знаем, что и европейские светила науки, имея в виду людей, говорили о них как о животных. Но то иное дело, ибо там речь шла об общности всех живых тварей в мире природы, то есть их определение носило сугубо естественно-научный, а не социально-политический, расовый смысл. Иначе трактуют дело рабби (Моисей, Раши, Менахем, Абравенель), сравнивая гоев (неевреев) с ослами, собаками или свиньями. Абравенель заявляет: «Еврейский народ достоин вечной жизни, а другие народы подобны ослам». Рабби Менахем глаголет: «Вы все евреи, вы люди, а прочие народы не люди, так как их души происходят от злых духов, тогда как души евреев происходят от Святого Духа Божьего». Рабби Ялкута утверждал: «Одни евреи достойны названия людей, а гои, происходящие от злых духов, имеют лишь право называться свиньями». Если на таком вот сугубо тварном различии между евреем-человеком и неевреем-животным действительно «зиждется все талмудское учение нравов», то, право, безумно жаль несчастного еврея-ортодокса. Нужно быть каким-то проклятым народом, чтобы позволить своим первосвященникам и жрецам завести себя в такой безнадежный тупик. Надо ли говорить, что ждет тех, других?!


М. Прети. Пир Авессалома

Если бы все эти указания и обоснования Талмуда касались одной лишь нравственно-религиозной, канонической стороны поведения, то, даже будучи достойны резкого порицания и осуждения, они не представляли бы для остальных людей такой величайшей, смертельной опасности. Но гораздо важнее та часть, где говорится об экономико-политической основе господства избранной расы: «Благословен Ты, Господи, Боже наш, Царь вселенной, избравший нас из всех народов и возвысивший нас над всеми языками». Без чего не было и нет власти над другими? Без владения собственностью и оружием. В Талмуде прямо говорится, что все блага земли (собственность, деньги, скот, даже право на жизнь иных людей) принадлежат только евреям: «Подобно тому, как можно со спокойной совестью убить дикого зверя и завладеть его лесом, также можно убить или изгнать гоя и завладеть его имуществом. Имущество не-еврея подобно покинутой вещи, его настоящий владелец еврей, который первый ее захватит». Это же философия бандита! При этом все, что идет на пользу еврею и во вред гоям, Талмуд одобряет и освящает. «И это справедливо, – говорит рабби Альбо и некоторые другие, – ибо Бог дал евреям власть над жизнью и имуществом других народов; так что если гой украдет даже менее полушки, то и за это подлежит смерти; еврею же разрешается захватывать, по желанию, имущество гоя, ибо там, где написано: «не делай вреда ближнему», не говорится: «не делай вреда гою». Эта двойная мораль в них укоренилась и сохранилась (причем удивительным образом до наших дней, как показала и история приватизации в России).


Г. Доре. Моровая язва (Исх. 9:1—7)

Дан совет и как покорить народы… Понятно, что никто в здравом уме и трезвой памяти не пойдет в рабство к еврею добровольно, словно безмозглый баран, слепо идущий на заклание… И тогда Талмуд предлагает прибегнуть к мощному оружию – к ростовщичеству (или ваучеру). Эти строки наши политики (в России нынешнего смутно-талмудического времени) должны прочесть с особым вниманием. Наиболее верный путь лишить гоев имущества, указывает Талмуд – это окольный путь. О демократических реформах Талмуд умалчивает (евреи придут к идее позже). Но зато в нем прямо и четко говорится, что конечная цель всякой еврейской политики в отношении любой гоевской страны – это «лишение всех гоев во всем мире всего их имущества». И наилучшим средством для этого является – ростовщичество.

Моисей предлагал давать деньги под процент. И Талмуд уточнял: «Бог приказал давать гоям деньги взаймы, но давать их не иначе, как за проценты; следовательно, вместо оказания этим помощи, мы должны делать им вред, даже если этот человек может быть полезен, тогда как относительно еврея мы не должны поступать таким образом». Раввины, иудейские банкиры (а затем всякие фонды) быстро сообразили, что те, кто берут взаймы, неизбежно становятся данниками, а по сути-то дела и рабами тех, кто дает взаймы. Знаменитый рабби Бакаи нисколько не сомневается в последствиях для заимодавцев такой вот «щедрой иностранной помощи» (России) со стороны еврейских банкиров: «Их жизнь, о еврей, в твоих руках, тем более их деньги». И они это делали и делают уже на протяжении многих столетий. Нужно ли сомневаться, что подобная политика вызывала по отношению к иудеям неприятие и даже ненависть! Не меньшую, чем отмеченную у Тацита odium humani generis (лат. «ненависть к человеческому роду») евреев в адрес иных. Ссылки на Второзаконие, главу 28 (где говорится о карах и гибели иудеев, если они нарушат Закон Яхве), и слова, что она главная, спорны, – если только не переносить на Израиль и США определения: «Пришелец, который среди тебя, будет возвышаться над тобою выше и выше, а ты опускаться будешь ниже и ниже. Он будет давать тебе взаймы, а ты не будешь давать ему взаймы; он будет главою, а ты будешь хвостом» (Втор. 28: 43–44). Это и есть, говоря кратко, суть экономического курса «реформ».


Древняя ваза из Иерусалима

Однако вначале иудейская элита накапливала богатства не только с помощью денежных или торговых операций, но и путем прямого притеснения, эксплуатации бедняков. Они быстро расширяют и увеличивают земельные владения, «передвигают межи дальние, установленные отцами», «прибавляют дом к дому, поле к полю, так что другим не остается места, будто они одни поселены на земле», «попирают бедного и берут от него подарки хлебом», «едят лучших овнов из стада и тельцов с тучного пастбища», «обирают человека и его дом, мужа и наследие его», намеренно удерживают у себя хлеб, выжидая удобного момента, чтобы открыть житницы тогда, когда это даст наибольшую прибыль. Они обманывают бедняков неверными весами, чтобы таким образом «покупать неимущих за серебро и бедных за пару обуви, а высевки от хлеба продавать» тем же неимущим беднякам. Так создавался костяк еврейской элиты – на чисто грабительских и разбойничьих навыках. Известно, что Моисей помог своим обобрать египтян до нитки перед бегством из страны: «И сделали сыны израилевы по слову Моисея, и просили у египтян вещей серебряных и вещей золотых и одежд. Господь же дал милость народу (своему) в глазах египтян; и они давали ему, и обобрал он египтян» (Исх. 12: 35–36) (Таксиль). Это история изложена была спустя 300–400 лет, то есть когда рассказчики тех давних и почти забытых событий писали по слухам и легендам. Но скорее всего, покидая страну с захватчиками-гиксосами, евреи утащили из Египта все, что было можно: золото, серебро, ценности. Фантазии тут каким-то образом слиты с реалиями.


Иудейский священник

Этому были и предпосылки… В древности власть над иудеями попала в руки воинствующей и агрессивной секты. Событие произошло в 458 г. до н. э., примерно за 500 лет до появления самого понятия Европы, и имело серьезные последствия. Со времен персидского царя Кира стала осуществляться практика подчинения еврейского народа законам Талмуда. Возможно, поняв это, вы лучше поймете причины появления в сынах и дочерях Израиля губительных идей расового превосходства и нечеловеческой гордыни. Секта левитов, составлявшая в течение ста лет законы, якобы впервые прочла их в Иерусалимском храме, имея перед глазами примеры истории евреев (в 621 г. до н. э.), а Езекииль выдвинул идею теократического государства с центром в Иерусалиме. Как считает Д. Рид, это и был Моисеев Закон, о котором сам Моисей, если он и жил когда-либо, ничего не знал. Левиты лишь вложили в уста Моисея (и Иеговы) собственные мысли и установления. Поэтому правильнее назвать оный Законом Левитов или же Иудейским законом. Эту программу без преувеличения можно назвать политической программой покорения всех гоев под власть «избранного народа».

Реализуется она при помощи террора, разрушений или финансового закабаления. Речи умирающего Моисея за Иорданом, в земле Моавитской (Второзаконие), говорят о будущем евреев. Первое, что они должны сделать для исполнения задуманного, – размножиться (в тысячу крат), а уж после идти на завоевание «мирового» господства. Так как было очевидно, что другие народы не захотят рабски склониться перед захватчиками, их следует устрашить с помощью террора: «И сказал мне Господь, говоря… с сего дня Я начну распространять страх и ужас перед тобою на народы под всем небом; те, которые услышат о тебе, вострепещут и ужаснутся тебе». В качестве примера: страшная судьба царей Сигона и Васана, так что «никого не осталось у него в живых». 60 городов было захвачено, предан заклятию «каждый город с мужчинами, женщинами и детьми». Что делать, если им придется столкнуться с народами более многочисленными и сильными? Ответ и тут четок: надо устрашить всех, не щадя никого.


Г. Доре. Смерть Авимелеха (Суд. 9: 50—56)

Потрясает двойная мораль такой сектантско-иудейской идеологии. Закон Моисея со всей решительностью требует поддерживать и свято соблюдать морально-нравственный кодекс иудеев в отношении своих соплеменников и единоверцев, но в отношении всех остальных позволяет поступать поистине с дьявольской и безграничной жестокостью. Казалось, бог евреев словно бы сам себе противоречит. В одном случае он повторяет заповеди: не убий, не укради, не желай дома ближнего своего и т. д. (5 гл. Второзакония). Но буквально тут же (7 гл. Второзакония) говорит евреям: если будете сохранять мои заповеди, слушать законы и исполнять их, будете процветать на земле так, как никто другой. Но что ожидает остальные народы? Вот программа действий, предложенная Израилю в отношении иных народов: «И истребишь все народы, которые Господь, Бог твой, дает тебе; да не пощадит их глаз твой; и не служи богам их: ибо это сеть для тебя». В том числе народы могучие, многочисленные, великорослые… Их надо истреблять «мало-помалу», ибо «не можешь ты истребить их скоро». Идите – и завладейте их землею. Если захватите их царей, тогда: «И предаст царей их в руки твои, и ты истребишь имя их из поднебесной: не устоит никто против тебя, доколе не искоренишь их». Не отсюда ли чудовищное убийство всей семьи Романовых, которое осуществили евреи с почти что ритуальной жестокостью в России?! Не отсюда ли фактический геноцид населения в новой России конца тысячелетия, осуществляемый их «пятой колонной» в правительстве России и влиятельной олигархической партией?!


Ю. Шнорр фон Карольсфельд. Братоубийство

Сердца у евреев слишком часто становились каменными. Полагаю, тому в немалой степени способствовали и их жестокие ритуалы. Древнейший израильский праздник, единственный, праздновавшийся в отдаленную кочевую эпоху (еще до их поселения в земле ханаанской), – праздник Пасхи. Тогда в качестве жертв приносились первенцы скота или же человеческие первенцы. В Исходе (20:29) прямо сказано: «Отдавай Мне первенца из сынов твоих». В другом же месте Исхода говорится: «Всех первенцев из сынов твоих выкупай» (34: 20). Правда, иные историки говорят, что «подобного рода жертвоприношения почти нигде не засвидетельствованы», однако признают, что и финикияне, и карфагеняне в историческое время все же «платили такую кровавую дань», хотя и нерегулярно. Заметим, что в древности жертвы приносились всеми без исключения народами. Но обычно в жертву приносили быков, овец, коней, иных животных (египтяне, этруски, римляне, греки, русские). Заклание же людей практиковалось крайне редко, да и не у всех народов (пунийцы, евреи, ацтеки). Хотя в ряде случаев живые младенцы и там замещались фигурками детей, на что указывают детские изображения, найденные в храме Сидона. И все же: как мог Бог отдать приказ убить дите невинное! Что же это за изверг такой, призывающий не щадить старика, юношу, девицу и невинного младенца!? То, что аналогичного рода кровавые жертвы приносились другими, не отменяет недоумения и осуждения. Юлий Велльгаузен уверяет: «Этот ужасный обычай у израильтян в эпоху великих пророков, кажется, уже вышел из употребления и позднее был восстановлен искусственно. Древнейший след этого обычая мы можем еще найти в рассказе о жертво-приношении, по приказу Яхве, Исаака, первенца Сары, который в последний момент был освобожден» (путем замены его бараном). Хотя то, что у народов (греков и римлян) были аналогичные культы жертвоприношения людей, говорит о дикости нравов той эпохи, а вовсе не об исключительной черте евреев. И это должен признать честный и строгий исследователь.


Ю. Шнорр фон Карольсфельд. Братоубийство

Любимый, милый сын… Подруги милой сын,
Что в жизни целой был всех краше и дороже,
Что старцу средь людей опорой был один,
И вдруг расстаться с ним навеки…
Боже, Боже!..
На склоне долгих лет остаться одному…
О, пусть бы свет погас, чтоб не видать чрез тьму,
Как вздрогнет под ножом израненное тело,
Как трепет пробежит последний по нему
И вздох послышится души осиротелой!
Все разом потерять, чем дорог был так свет,
И пережить за миг ужасные страданья…
Но, может быть, его, нарушив тот завет,
Спасу от смерти я! Завет нарушить?
Нет!
Прочь мысли черные, сомненья отрицанья!
Всевышнего должно исполнить приказанья!
Пойдем, мой милый сын, пойдем… скорей пойдем…
Уверен я теперь: не дрогнет старика
Во славу Еговы поднятая рука!

Это событие (не столь уж и редкое – вспомним пример Карфагена), безусловно, стоит того, чтобы над ним поразмыслить… Д. Найдис пишет: «Не знаю, не уверен, был ли когда, за всю историю человечества, хотя бы один рабовладелец, один крепостник, которому пришла бы в голову чудовищная идея: заставить раба убить своего сына. Даже продажа ребенка, отдельно от отца или матери, была трагедией. Никогда не заживающей сердечной раной… Всевышний Рабовладелец решился на это! Нет слов… А что же наш Авраам? Что Сарра? Ни один зверь, ни одна птица не дадут обидеть своего детеныша. Защитят его, даже рискуя жизнью. Но Авраам, это безмозглое животное, у которого погасли все нормальные человеческие чувства и инстинкты, у которого не осталось в душе ничего, кроме тупого рабского преклонения перед вымышленным Духом, Святой Пустотой, безропотно повел своего детеныша на заклание».


Г. Доре. Убийство Авеля Каином

Конечно, убийство младенца, возведенное в ранг апофеоза, – страшная антихристианская философия! Где уж тут думать о слезе ребенка… По сути дела, такой бог превратился в полное свое отрицание. Соломон говорил: «Кто внимает обличениям, тот благоразумен». Но достанет ли благоразумия тем, кто и сегодня обрекает на голод и смерть не одного, а тысячи детей при равнодушном созерцании «цивилизованного» мира?! И разве нам не известны десятки и сотни случаев, когда своих детей убивают не Авраам и Сарра, а Иван да Марья?!

Полагаю, что очень давно, подобно тому как между братьями Авелем и Каином пролегла некая страшная грань (убийство Каином Авеля), так между евреями (мы рассматриваем это понятие как общее для всего их племени) пролегла невидимая грань, навсегда отделившая «великий народ» от «проклятого народа» (народ Христа от народа Иуды). Безусловно, нам тут же укажут на то, что в Библии содержится немало ценных советов и установок, включая известные десять заповедей. Прежде всего, это шестая заповедь – «Не убий». Эта заповедь – важнейшая предпосылка спокойной жизни в обществе. Однако суть ее извратили законодатели и «правозащитники». О чем сказано в священных текстах? О том, что надо научиться дорожить людской жизнью. Но народ, который утратил цену жизни и совести, может усвоить эту заповедь лишь тогда, когда, убивая другого, будет знать – убьют и его!


Г. Доре. Наказание за грехи перед Господом и миром

В памяти евреев (и не только их) сохранился первородный грех – убийство братьев своих. И постановление «око за око, зуб за зуб» (Исх. 21: 23–25) не стало «противоположностью» евангельской заповеди о любви к ближнему, но служило необходимым предварительным условием для жизни достойных. Д. Щедровицкий прав от и до: «Если же преступника не остановить в самом начале, то он не научится даже элементарным основам обхождения с другим человеком». Преднамеренное убийство должно караться смертной казнью. Убийца должен быть выдан и казнен в любом случае, даже если скрылся и кто-то предоставил ему политическое убежище или защиту. «…А если кто с намерением умертвит ближнего коварно, то и от жертвенника Моего бери его на смерть» (Исх. 21: 14). Казнить следует и детей, которые издеваются и бьют родителей: «Кто ударит отца своего или свою мать, того должно предать смерти» (Исх. 21: 15–17). Еще одно преступление Закон Божий оценивает как преступление, заслуживающее безусловной смерти. И это – кража людей, которой, как известно, промышляли и до сих пор промышляют «волки Ичкерии» и иные террористы. Не зря Библия гласит: «Кто украдет человека и продаст его или найдется он в руках у него, то должно предать его смерти» (Исх. 21: 16). Закон гласит – работорговцы достойны смерти! Безжалостной смерти должны быть подвергнуты и все без исключения наркоторговцы…

Учитывая все вышесказанное, немудрено, что Библия стала в дальнейшем книгой всех христиан, а Талмуд как был, так и остался книгой для иудеев. Это два совершенно разных источника. Данное обстоятельство фактически признала даже Еврейская энциклопедия: «Для большинства евреев Талмуд был чем-то вроде наивысшего авторитета… Даже Библия была отодвинута на второе место». Израильский Архив недвусмысленно требует, что все «должны признавать абсолютное превосходство Талмуда перед Моисеевой Библией». О том же говорит и сам Талмуд: «Слова старейшин важнее, чем слова пророков». Хотя были и такие писатели-апологеты, как К. Рафаэль, что восхваляли все прелести Талмуда (1920).


Титульный лист трактата Брахот Вавилонского Талмуда. 1880 г.

Странно, что В. Розанов (видимо, глубоко не вчитавшись и не поняв Талмуд) говорил об ангельском и христианском смирении документа: «Не правда ли, какой прекрасный, тихий и благородный тон… без всяких угроз кому-нибудь». Иные люди, вероятно, гораздо лучше разбиравшиеся в сути вещей, думали совершенно иначе (в том числе и наиболее умные и откровенные евреи). Не случайно еще в конце XVIII в. еврейский философ М. Мендельсон, всесторонне образованный человек (кстати, послуживший прообразом Натана Мудрого для произведения немца Лессинга), «новый Ездра», решительно настаивал: необходимо Талмуд «почистить от тысячелетнего хлама». Понятен был его лозунг – «Библия, а не Талмуд». Да и Ренан пришел к довольно неутешительному выводу: «…Талмуд был прискорбной книгой, которую иудейство должно было бы забыть. Но, как я часто высказывал, если народ создал Библию, то ему нужно простить создание Талмуда». Хотя любопытно, что когда в среде евреев возникло реформаторское движение, пытавшееся утвердить иные ценности, оно вскоре сникло. Дело тут не в обрезании плоти, а в обрезании духа евреев. Иеремия выразил эту мысль иначе, хотя и образно: «Весь дом Израилев с необрезанным сердцем» (Иер. 9:26).

Возможно, и мы не поняли всей премудрости Талмуда. Ведь сказано же в Мидраше: «На что были похожи слова Торы до того, как появился Соломон? На глубокий колодец со студеной водой, никому не удавалось испить из него. Что же сделал один мудрец? Он связал веревку с веревкой, шнур со шнуром, зачерпнул и испил. Так Соломон присоединял притчу к притче, слово к слову до тех пор, пока не достиг слов Торы». Может, в отношении слов Талмуда надо сказать, как и в отношении Торы: что внутренний смысл сокрытых там слов – это «жемчужина», а внешняя сторона – «сама по себе ничто». Что тут поделать, нет в нас мудрости Соломоновой. Полагаем, что среди бедных евреев, слепо следующих путем Талмуда, больше заблудившихся, нежели тех, кто заблудился «в полях Торы». Нечистых и глупцов среди евреев не меньше, чем среди русских, в том числе и среди религиозных ортодоксов (хасидов), сохраняющих рудименты старых представлений. Е. Ярославский так описывал средневековую схоластику (еврейского толка): «Священное Писание (Библия) и Талмуд (толкования Библии) – вот то, чем забивали головы еврейской молодежи целые века. Талмуд крайне презрительно говорит о науках, дозволяя еврею заниматься светскими науками только во время испражнений, потому-де, что эти науки нечистые, и объясняет, что если еврейские мальчики, начиная с 15 до 21 года, ежедневно во время испражнений будут заниматься этими науками, то они превзойдут всех докторов и ученых, а Закон божий – Священное Писание – нужно изучать день и ночь». Высшая школа получает в их трактовке довольно двусмысленный подтекст. Раввин Менахем утверждал, что бог вместе со своими ангелами учится по ночам. В это время высокую школу посещает якобы и царь над дьяволами, Асмодей, самый прилежный ученик, что ежедневно занят там штудиями. Неплохая компания…

Последнее требование отнесем к числу нелепостей, абсолютно неприемлемых для еврея. Более того, зная исключительную тягу этого народа к знаниям и образованию, приходится только догадываться, как должны были воспринимать умные евреи такого рода установки их религии.

Комментарии

Оставить комментарий:

http://bcpproduction.gayfm.biz/discusion/kak-proverit-trafik-na-altel.html Пожалуйста, обратите внимание: В данный момент активна модерация комментариев, поэтому между временем отправки сообщения и его отображением enter site должно пройти какое-то время. http://optipark.ru/disqusion/11-tormoznie-diski-na-prado-120-kakie-luchshe.html тормозные диски на прадо 120 какие лучше Не надо повторять свое сообщение.