li

Финикия – обетованная земля торговцев и колонистов

http://dogloverstarpon.com/wp-content/prikaz-o-donachislenii-zarabotnoy-plati-obrazets.html приказ о доначислении заработной платы образец Опубликовал: 15 марта 2010

Иногда эти места называли землей обетованной. Что дало право называть небольшую территорию, чуть больше Люксембурга, столь громким и звучным названием? В давние времена этот регион, видимо, представлял собой в стратегическом отношении одно из самых важных мест на земном шаре. Ханаан отличался изумительным плодородием (южная часть – Палестина, северная – Финикия). Библия в отношении него не жалеет ярких эпитетов и красок: страна, «где течет молоко и мед» (Исх. 3: 8), «земля добрая» (Втор. 8: 7), «краса всех земель» (Иез. 20: 6). Хотя площадь обрабатываемых культурных земель ограничивалась в основном долинами и склонами гор, тут произрастало многое. В повести о приключении вельможи Синухета, входившего в свиту фараона Сесостриса I (1980–1935 гг. до н. э.), но затем оказавшегося в опале и покинувшего Египет, описывается, как он попал на земли в восточной оконечности Палестины или Сирии (описывается земля Кедем).

http://cjscentreforbeauty.com/demo/hromoy-shturman-g-lipetsk-katalog-tovarov.html хромой штурман г липецк каталог товаров

Финикия – обетованная земля торговцев и колонистов

реанимация код черный 2 Синухет пишет: «Это была земля прекрасная, имя ее – Иаа. Фиги были там и виноград, а вина (тут) было больше, чем воды, в изобилии мед и много оливкового масла, плоды всевозможные на деревьях ее. Были там ячмень и полба, бесчисленные стада всякого скота. Велики были выгоды мои… Назначил он (то есть правитель этих мест. – Авт .) меня властителем одного из лучших племен его страны, установлено было мне довольствие из напитка минет (напиток слаще вина. – Авт. ) и вина ежедневно, вареного мяса, жареной птицы, не считая мелкого скота пустыни, который ловили для меня западнями и складывали предо мной, без учета того, что приносили охотничьи собаки. Приготовляли для меня много сластей и различные молочные кушанья. Так провел я много лет. Дети мои возмужали: каждый – властитель племени своего». Одним словом – тут находился «рай».

Одежда знатного финикийца
Одежда знатного финикийца

Здесь пересекались дороги в Египет, Месопотамию, Анатолию и Грецию. Тут встречались между собой Азия, Африка, Европа. Казалось, земля ограждена от захватчиков безводной пустыней на юге, непроходимыми хребтами гор на севере, безбрежным, бурным морем на западе, великой пустыней на востоке. Но эти преграды не могли удержать тех, кто желал обладать этими землями и удачно расположенными прибрежными городами. Понятно, что столь обильная и плодородная земля не могла не привлечь многих захватчиков. Прежде всего ее старались держать под контролем Египет, затем гиксосы, потом Израиль и Рим. Финикийцы или ханаанцы имели все основания говорить: если и есть где-то рай, то именно тут находится ведущая в него дверь. Однако в дверь этого «рая» часто стучались «демоны войны».

Дату основания первых финикийских городов относят к эпохе 3500–3200 гг. до н. э. или даже в эпоху позднего неолита (V тысячелетие до н. э.). Одни ученые считают древнейшим городом финикиян – Библ, другие – Угарит. Последний занимал место, подобное тому, которое занимал Ниппур в шумерском Сеннааре в IV–III тысячелетии до н. э. Угарит был и крупным торговым центром, вел оживленную торговлю с Египтом. Тут была купеческая колония из Ассура, квартал критских купцов и т. д. Видимо, с Угаритом связаны были и первые упоминания о финикийской мифологии и обрядности. Поселения финикиян располагались повсюду: на Сицилии и Сардинии, в Испании (Кадикс) и Африке (Карфаген). Они выходили в Атлантический океан, добирались до Британских островов, пересекали Черное море. Их караваны и корабли являлись частыми гостями в Египте, Месопотамии, Иране, Аравии, Греции или Сирии. Царь Угарита одно время владел частью внутренней Сирии, прилегающей к долине Оронта. Слава о нем и других городах Финикии (Тире, Библе, Сидоне, Хацоре), богатевших за счет торговли и ремесел, распространилась широко. Немало искусных изделий делали в мастерских их литейщики, кузнецы, ткачи.

Город Сидон
Город Сидон

Священным городом Финикии был Библ, ливанский Иерусалим. Тут устраивали пышные празднества в честь богини Астарты. Красотами Тира восхищались даже пророки. Пророк Иезекииль восклицал: «Тир! Ты говоришь: «Я совершенство красоты». Пределы твои в сердце морей, строители усовершенствовали красоту твою. Ты стал богатым и славным среди морей». Другим важным городом Финикии был Сидон. В Библии его называли еще и первенцем Ханаана. Одни считают, что город получил свое наименование в честь финикийского бога Сида (Шифман), другие видят основателем египтянина Сида. Сидон в Библии фигурирует как первенец Ханаана. Греческий мир воспринимал финикиян как сидонян. В «Илиаде» и «Одиссее» упомянуты и финикийцы. В «Одиссее» характеристика финикийцев отрицательная. В то же время Гомер писал о сидонянах как о «многоискусных». Речь идет словно о двух разных народах (сидоняне – искусны и благородны, тогда как финикийцы – коварны и алчны). Вероятно, Сидон представлял собой целый регион (Юж. Финикию), а не отдельный город. Сюда мог входить и Тир, город, бывший главным пунктом связи Ближнего Востока с дальним Средиземноморьем, своего рода «Лондон древности».

Колонны древнего города финикийцев– Тира
Колонны древнего города финикийцев– Тира

В IX веке выходцы из Тира и основали город Карфаген… Произошло это таким образом. Как говорится в поэме Вергилия «Энеида», после разрушения греками Трои горстка троянцев во главе с Энеем, которому было предназначено стать родоначальником римского народа, покинула Трою и направилась искать лучшей доли. Вначале они направились в Италию, но Юнона, всюду преследовавшая их, сделала так, что из 20 кораблей уцелело только 7, да и то Италия встретила их неприветливо, и троянцы устремились в неизведанные дали. Они прибыли в Африку, в город Карфаген, где царствовала Дидона. Некогда она была супругой царя Сихея, правителя богатейшего Тира. Завидовавший Сихею, алчный брат Дидоны, Пигмалион, коварно убил царя перед самым алтарем. Ничего не подозревавшей Дидоне во сне явился призрак ее мужа и приказал ей, захватив все сокровища, немедля бежать. Царица с верными друзьями села на корабль и после долгого плавания достигла Африки. Тут она повела себя как типичная финикийка. Испросив у местного африканского царька право поселиться на кусочке земли величиной с бычью шкуру, она разрезала шкуру на узкие полоски таким образом, что ей удалось оградить этой кожей довольно приличный кусок земли. Так вот и возник Карфаген, на земле, полученной ею буквально за копейки. Мы сейчас чем-то напоминаем этих африканских царьков, что раздаем тысячи километров земли и моря.

Генрих Фюгер. Дидона
Генрих Фюгер. Дидона

Сюда и прибыл Эней, направленный богиней Венерой. Увидев героя, царица Дидона безумно в него влюбилась и предложила разделить с ним правление Карфагеном. Эней и сам был расположен к тому, чтобы остаться рядом с возлюбленной навсегда (против стрел Амура не поспоришь). Однако тут уж вмешался грозный Юпитер, напомнив ему о долге «править Италией и всему миру пожаловать законы». Не решившись воспрепятствовать его воле, Эней покинул Карфаген и направился в Италию. Легенда гласит: лишившись возлюбленного, Дидона в отчаянии взошла на костер и пронзила себя кинжалом. Возможно, что эта неудавшаяся любовь в конечном счете вспыхнет дикой ненавистью, которая будет преследовать долгое время обитателей двух стран – Рима и Карфагена. Причины конфликта иные, но в итоге Карфаген будет уничтожен после серии длительных, свирепых, бескомпромиссных войн.

Эней на острове Делос
Эней на острове Делос

О том, сколь богатыми считались города финикиян, свидетельствует и полулегендарная история с мифическим кладом Дидоны, случившаяся уже в эпоху Нерона. Некий Цезелий Басс, пуниец, прибывший в Рим из Карфагена, добился аудиенции у Нерона и поведал тому историю: якобы он в своем поместье в Африке обнаружил несметное количество золота: большие золотые кирпичи уложены там штабелями, а рядом возвышаются колонны из чистого золота. Принцепс вначале слушал его довольно недоверчиво. Но Басс пылко уверял его, что эти сокровища принадлежат финикийской царице Дидоне, основавшей на африканском побережье город Карфаген. Обнаруженные им сокровища якобы как раз являются казной финикийских царей, которые Дидона прихватила с собой, когда бежала из Тира. Самое удивительное во всей этой истории то, что Нерон почти сразу же поверил в эту легенду и, даже не послав людей в Африку для проверки сообщения, тут же приказал снарядить корабли за обещанным «золотом».

Финикийцы, если судить по данным антропологов, были людьми небольшого роста: рост их мужчин составлял 1,63 метра, а женщин – 1,57 метра. У них был удлиненный тип лица, продолговатые глаза, прямой толстый нос, курчавые волосы и борода. Одежду они носили обычно яркую, разноцветную, что отличало их туники от белых одежд египтян или греков.

Легенда об изобретении пурпура финикийцами
Легенда об изобретении пурпура финикийцами

Главным коньком финикийцев стала торговля… Страна эта была удобна для земледелия, однако земли тут все же было маловато. Природа сама подсказала людям, чем им следует заниматься. По словам Моммзена, Финикия, «страна красных людей», стала важнейшим центром мировой торговли благодаря имевшимся тут превосходным гаваням, мореходным навыкам народа и изобилию леса и металлов. Видимо, именно по этой причине «торговля и развилась быть может в первый раз во всем своем величии именно там, где чрезвычайно богатый восточный материк приближается к далеко раскинувшемуся, богатому островами и гаванями Средиземному морю». Финикийцев можно было встретить везде и всюду. Уже в незапамятные времена их корабли достигали Кипра и Египта, Греции и Сицилии, Африки и Испании, и даже, как некоторые уверяют, Атлантического океана и Немецкого моря (или, точнее, вод Балтики).

Через руки финикийских купцов проходили золото и жемчуг с востока, тирский пурпур, слоновая кость, львиные и леопардовые шкуры из глубин Африки, льняные изделия из Египта, глиняная посуда и тонкие вина из Греции, медь с острова Кипра, арабский ладан, испанское серебро, английское олово, железо с острова Эльба. Каждому потребителю и покупателю финикийские купцы доставят то, что им надобно, став почти незаменимыми. «Здесь легко осуществляется торговля, а через нее обмен и сочетание богатств земли и моря», – писал об этих краях Помпоний Мела. Их конкурентами выступали греки. В древности эти две великих нации отчаянно боролись за преобладание в регионе Средиземного моря и далее.

Финикийцы вели интенсивную торговлю с Египтом, Ассирией, Вавилоном, Индией и даже с африканскими племенами. В конце VII века до н. э. финикийцы обогнули побережье Африки. По мнению историков, уже около 1000 года до н. э. финикийские и иудейские купцы приплыли в Индию, где завязали с обитавшими там народами торговые отношения. Вскоре финикийцы завладели всем индийским рынком. Геродот писал, как карфагеняне (потомки финикийцев), явившись на западный берег Африки для торговли, выгружали там товары, раскладывали их на берегу, разводили костер, чтобы привлечь внимание туземцев. Увидев дым от разведенного костра, те уже знали, что их ждут торговцы, и приносили к берегу дары своей земли и золото… Карфагеняне, забрав принесенное туземцами золото, оставляли товары (если плата была недостаточной, они вновь уходили на корабли, и тогда туземцы добавляли еще злата, пока сделка не завершалась к обоюдному удовольствию).

Главным богатством Финикии были ее корабельные леса. Египтяне задолго до основания Древнего царства направляли сюда экспедиции за древесиной (кипарис, пиний и, конечно, кедр). Кедр был прекрасным строительным материалом, «золотым запасом» страны. Египтяне называли Ливан весьма символично – «Плато кедра». То, что это было обычной практикой, подтверждает и свидетельство Ипувера. Когда в какой-то период (2270–1970 гг. до н. э.) поставка кедра из Ливана в Египет прекратилась, он восклицал: «Не едут (больше) люди на север в Библ сегодня. Что нам делать для получения кедра нашим мумиям, (ведь) в саркофагах из него (кедра) погребались «чистые» и бывали забальзамированы маслом их вельможи… Увы, их больше не привозят». Правители Месопотамии, желая построить тот или иной храм, также направляли в горы Ливана корабли за кедром. Деревья привлекали внимание и евреев. Упоминаниями о них полна Библия. У пророка Иезекииля «мировое древо» предстает в образе ливанского кедра, растущего в Божьем саду… «Был кедр на Ливане с красивыми ветвями и тенистою листвою, и высокий ростом» (Иез. 31). В священной книге даже праведник «возвышается, подобно кедру в Ливане» (Пс. 91: 13). Показательно, что кедр ныне стал национальным символом, украшая государственный флаг этой страны.

Г. Доре. Ливанские кедры– материал для храма
Г. Доре. Ливанские кедры– материал для храма

Финикийцам приписывали изобретение кораблей, парусов и даже самой науки мореходства. Согласно легенде произошло это якобы так. Первым человеком, решившим покорить море, был Усос. Однажды в лесах Ливана его застиг пожар, а огненный смерч загнал на берег моря. Казалось, он обречен на гибель и уже не оставалось никакой надежды на спасение. Тут взгляд его упал на обгоревшее бревно. Ухватившись за него, он отплыл от берега и спасся. Так перед обитателями Финикии открылось море. Первыми корабелами все же считались египтяне. Но затем «повелителями моря», как и лидерами в морской мировой торговле, надолго становятся финикийцы (с 1400 до 600 г. до н. э.). Их корабли были для того времени прекрасно оснащены, а экипажи отличались большой ловкостью и сноровкой. За свою легкость и быстроту финикийские корабли даже назывались «морскими конями». У Гомера в «Одиссее» корабли также уподоблены водяным коням, «быстро носящим людей мореходных по влаге пространной». Возможно, что строить корабли финикийцы научились у филистимлян (пелиштим), одного из так называемых народов моря, располагавшихся в Аскалоне и Газе.

Финикийцы перевозят лес на кораблях
Финикийцы перевозят лес на кораблях

Здесь надо сделать оговорку. Во-первых, тогдашнее мореплавание было в основном каботажным. Прибрежное судоходство между тем же Египтом и Ливаном было довольно примитивным: неуклюжие четырехугольные суда с плоским днищем двигались медленно. Имея небольшую грузоподъемность, они старались плыть преимущественно только днем, ориентируясь по вершинам гор. Затем финикийцы набрались опыта. Используя знания и навыки критян и греков, они стали строить корабли с килем; появился и якорь. Во-вторых, все указывает на то, что вплоть до XI века до н. э. обитатели Ханаана и Финикии, вчерашние кочевники, были неважными мореходами. Ситуация стала меняться после того, как около 1200 года до н. э. в прибрежную полосу Финикии переселились так называемые «народы моря». По мнению ливанского историка Д. Барамки, их приход в корне изменил всю жизнь ханаанеев. Переселенцы из эгейского мира осели в портовых городах. Они-то и научили бывших пастухов навыкам навигации, помогая им строить корабли для дальних морских плаваний. К власти в крупнейших финикийских городах, Тире и Сидоне, пришли новые династии, союзники «народов моря». Благодаря усвоенным новым навыкам и знаниям, финикийцы превратились в лучших мореходов античности. К сожалению, об этих событиях скупо упоминают лишь египетские хроники. В Ливане и Сирии пока не было найдено надписей, относящихся к периоду войны с «народами моря». Нет сведений об этих племенах и в архивах Угарита, ибо город сей был разрушен еще до нашествия «народов моря». Но одно не вызывает сомнений: обитавший тут народ стал одним из искуснейших народов древнего мира, посредником между Востоком и Западом.

Купеческие триремы финикийцев были великолепны, превосходя почти все, что знали современники (их даже называли плавающими дворцами). Страбон отмечал высокий уровень мастерства и знаний финикийских моряков. Корабли ориентировались по звездам. «Кроме того, они (финикийцы) были людьми, которые много знали в области астрономии и арифметики, начав с искусства арифметических вычислений и ночного плавания». Тогда выход в море без компаса и руля был рискованным и опасным предприятием. Гибралтар всегда имел сильное течение и преодолеть его могли лишь быстроходные суда с хорошей остойчивостью. В 1850 г. тут скопилось порядка 1000 парусных кораблей, и они в течение трех месяцев не сумели пересечь пролив, ибо не было попутного ветра. Все, что касалось знаний, держалось финикийцами в тайне. Конкурентов же пугали страшными морскими чудовищами, якобы охранявшими Мессинский пролив (Сцилла и Харибда). О Гибралтаре распространялась молва: тут якобы кончается мир, а тот, кто рискнет пройти через этот пролив, обязательно провалится в бездну. Частично поэтому другие народы долгое время и не отваживались плавать по морям, не говоря уже об океанах. Соломон заказывал корабли у судовщиков Тира – и там же набирал экипажи. Добавим, что корабли финикийцев имели палубу и киль.

Корабль финикийцев
Корабль финикийцев

Финикийцы, будучи родоначальниками корабельной специализации, строят превосходные торговые, как, впрочем, и военные корабли – узкие, длинные галеры с острым носом для тарана. Корабли были оснащены парусом и веслами, а их тоннаж порой достигал 300 тонн. Нос корабля часто украшал бог-карлик Пуали, бог молотка. Греки называли его Пигмеем. Таким же пигмеем была Финикия.

Черные люди Африки
Черные люди Африки

Однако это не помешало выходцу из Карфагена Ганнону в VI–V вв. до н. э. проплыть от Карфагена через Гибралтар и выйти в Атлантический океан. Затем он повернул на юг и двинулся вдоль западного берега Африки. Ганнон описал ряд диковинных стран, где он побывал. В горах там жили дикие люди (черные эфиопы), которые бежали при виде их галер, причем бежали быстрее лошадей. Другие дикари бросали в них камни и не давали высадиться на берег. Экспедиция Ганнона встретила антропоидных обезьян, даже привезла в Карфаген три сотни обезьяних шкур. Совершенная по поручению египетского фараона Нехо в конце VII века до н. э. экспедиция финикийцев смогла обогнуть Африку и достигла района Южного полушария. Путешествие длилось три года. Их корабли достигали Аравии, возможно, даже Индии. Колонии финикийцев были повсюду – Греция, Кипр, Сицилия, Мальта, Сардиния, Марсель. В свою очередь, на земли Финикии устремлялись многие. Подобно Синухету, сюда из Египта бежал Моисей с соплеменниками.

Руины IV в. до н. э. на земле Испании
Руины IV в. до н. э. на земле Испании

Особый интерес представляют финикийские колонии в Испании, ибо тут сплетались в один венок стебли и цветы различных культур (финикийцы, греки, римляне, арабы, евреи). Как пишет искусствовед Т. Каптерева, испано-финикийские и испано-пунические мотивы нашли свое отражение в искусстве. В некоторых финикийских поселениях и некрополях на территории Испании обнаружены произведения художественных ремесел и драгоценные изделия. Таковы золотые клады из Алиседы в Эстремадуре, из Кортихо дель Эвора, близ Кадиса, клад на холме Эль Карамболо, близ Кадиса, изделия из слоновой кости из ряда некрополей. Самый значительный некрополь был обнаружен в городе Пуч дес Молинс (древний Эбес). На территории современного острова Ивиса (Ибиса) нашли ряд мужских и женских фигурок, называемых пуническими. В этих местах в 625 г. до н. э. обосновались карфагеняне. Самой знаменитой терракотовой статуэткой считается найденная тут «Дама из Ивисы» (V–IV вв. до н. э.). По словам Каптеревой, статуэтка, вероятно, изображает некую пуническую богиню с ритуальным жестом отходящих от локтя рук, со сжатыми в кулак кистями и поднятыми вверх большими пальцами. Уделяя внимание резким чертам лица, мастер демонстрирует пренебрежение к формам и пропорциям женской фигуры. В одеянии фигуры господствует древневосточная орнаментально-декоративная композиция одежды. Видно странное и причудливое украшательство, противоречащее эллинской концепции тела, строго выверенным, классическим формам древнегреческих фигур. Похоже, местные мастера, копируя греческие образцы, бросали вызов греческим идеалам, создавая некий смешанный симбиоз. В других случаях греческое влияние в скульптуре испано-пунических художников ощущается особенно мощно и зримо. Скажем, такова «Женская полуфигура» из барселонского Археологического музея. Она гораздо привлекательнее своей пунической «сестры». Хотя и тут видны антиклассические нюансы (нелепо торчащие руки, плоская туника, тяжелое керамическое ожерелье, скорее напоминающее ошейник или вериги, чем женское украшение).

Женская полуфигура. Конец IV– начало III в. до н. э.
Женская полуфигура. Конец IV– начало III в. до н. э.

Хотя их знания и торговые навыки высоко ценились соседями (эти оазисы благополучия привлекали взоры), их привычки вызывали раздражение и неприязнь тех, кто зарабатывал на жизнь не торговлей и разбоем, а земледелием. Ведь финикийцы занимались морским разбоем не менее успешно, чем торговлей. В торговых и деловых сделках финикийцы не брезговали обманом, явным надувательством. В XV песне гомеровской «Одиссеи» Эвмей, в прошлом сын царя острова Сиры, что в Эгейском море, рассказывает Улиссу о горькой своей участи. Однажды к ним прибыли «хитрые гости морей, финикийские люди». В доме отца Эвмея жила тогда красивая финикийка, родом из Сидона, «искусная в тончайших работах». В нее и влюбился купец-финикиец. Когда он предложил ей вернуться домой, та с радостью согласилась. При этом пообещала принести на корабль столько золота, сколько найдет в доме, или, попросту говоря, украсть. Заодно она предлагает ему украсть сына самого царя.

Со мною гулять из дворца он вседневно ходит;
Я с ним на корабль ваш приду: за великую цену
Этот товар продадите вы людям иного языка…

Корреджо. Похищение Ганимеда
Корреджо. Похищение Ганимеда

По словам Геродота, финикийцы слыли в Элладе похитителями детей. Всеми правдами и неправдами они стремились завлечь на корабли самых красивых девушек и мускулистых мальчиков-подростков, затем увозили их и продавали в рабство в иные страны. Геродот рассказывает, как финикийцы, распродав на пятый или шестой день свои товары, похитили дочь аргосского царя Ио. Вместе с ней они захватили и группу других женщин и тотчас же «поторопились отплыть в Египет». Гомер также дает весьма нелестные характеристики финикийским купцам («обманщик коварный», «злой кознодей»). Со временем купцы стали, разумеется, более цивилизованными и предпочитали уже не нарушать законов тех стран, где вели торговлю. Торговля людьми была прибыльным бизнесом в древности. Рабов и пленников поставляли многие (Египет, Греция, Ассирия, Персия, Фригия, Израиль и т.д. и т.п.). По данным древнееврейского религиозно-политического проповедника VI века до н.э. Езекиила, Фригия, даже будучи уже завоевана, «продавала финикийцам, наряду с бронзой, также «души человеческие» – скорее всего как посредникам в работорговле Запада». Те не брезговали ничем.

Тир– вид с воздуха
Тир– вид с воздуха

И хотя финикийских купцов часто обвиняли в лживости и коварстве, им завидовали. Эти «хитрые гости морей» (Гомер) как-то все же умели найти путь к сердцам и кошелькам покупателей. Немаловажную роль играло уважение к богам и культуре. Финикийцы строят храмы и святилища своим и чужим богам, ухитряясь вывозить в другие страны идолов и став посредником в культовых операциях. Заимствуя знания и навыки у других, они потом с успехом торгуют ими (что, на наш взгляд, свидетельство развитой цивилизации). Переняв у египтян письмо, они составили азбуку, передав ее евреям, арабам и грекам (у которых в свою очередь заимствовали азбуку римляне). Используя с большой ловкостью полученные образцы промышленных товаров, они, как уже ранее сказано, наладили у себя производство этих товаров. Они же были одними из первых в мире, кто положил начало промышленному шпионажу.

 Дом состоятельной финикийской семьи
Дом состоятельной финикийской семьи

В политическом отношении Финикия представляла собой группу городов, которые так и не обрели политического единства, представляя собой поселения купцов-ремесленников. Можно сравнить их города с греческими полисами, ганзейскими или русскими торговыми городами. Характерно, что Сидон звался тогда «торжищем народов», а пророк Иезекииль говорил царю Тира: «Большою мудростью твоею, посредством торговли твоей ты умножил богатство твое, и ум твой возгордился богатством твоим», и добавлял: «От обширности торговли внутреннее твое исполнилось неправды и ты согрешил…» Другой пророк, Исайя, заявлял, что в Финикии «купцы – князья, торговцы – знаменитости земли». Власть царей основывалась не на «божественном происхождении», как в Египте, не зиждилась она и на военном авторитете и поддержке армии, как в Ассирии или Риме, но держалась главным образом на богатстве, добытом торговлей, ростовщичеством, а то и на откровенном разбое. Богачи становились тут главными в стране. Города Финикии руководились советами, куда входили именитые роды или цари. Крупнейшим центром торговли и ремесел, помимо Сидона, был Тир, достигший наивысшего расцвета при Хираме, современнике Соломона. Так возникла одна из самых могущественных торговых аристократий мира. К исходу XI в. до н.э. Тир подчинил Сидон и другие города побережья, т.е. всю центральную Финикию. Сидон и Тир представляли собой, видимо, такую же смесь языков и рас, какую наблюдаем в современном разноплеменном Бейруте. Между городами-государствами существовала постоянная конкуренция за рынки. Возникло царство сидонян (Тиро-Сидонское царство).

Монеты Восточной и Западной Финикии
Монеты Восточной и Западной Финикии

К тому же эти оазисы богатства и процветания привлекали внимание могучих и грозных соседей (Ассирии, Египта, Персии, Вавилона). Финикийцы были необходимы воюющим сторонам и как прекрасные моряки. Известно, что все морские войны персами велись при участии финикийского флота. Благодаря им персы удерживали господство над островами Эллады и побережьем Малой Азии. Это был важнейший стратегический союзник, который умел не только торговать, но если это необходимо, то и воевать, давая корабли и экипажи. Вспомним, что город Тир 13 лет сопротивлялся полчищам Навуходоносора, а Асархаддон не без труда одолел сопротивление Сидона. Финикийцы вынуждены участвовать в делах «царя царей» персов, но как только обозначилась слабость Персидского царства, они тут же стали его противником и обратили свой взор к победившей стороне, Афинам (о чем свидетельствует и договор Сидона с Афинами и возникшая там сидонская колония). В 380 г. до н.э. сидоняне заключили наследственную проксению с сидонским царем Стратоном. Сидонян, поселившихся в Афинах, освобождали от налога, взимавшегося с иностранцев, и от других повинностей. Совершенно очевидно, что эти крошечные города, как правило, не могли выстоять один на один в схватке с грозными врагами. Поэтому все они опирались на тех или иных союзников. Тут стоит вспомнить о мольбах царя Библа Риб-Адди, который был союзником Египта и жил в постоянном страхе перед атаками Азиру, царя Амора, союзника бедуинов, и Хапиру, бывшими настоящими головорезами. Палестина подвергалась атакам этих воинственных племен. В гробнице египетского военачальника Хоремхеба в Мемфисе, как мы отмечали, были изображены палестинские беженцы, которых изгнали с их земель бедуины из-за Иордана.

Г. Семирадский. Танец среди мечей
Г. Семирадский. Танец среди мечей

Они со своими семьями добрались до границ Египта и слезно умоляли вступиться за них перед фараоном, прося его о предоставлении им убежища: «Варвары захватили их земли, их жилища были уничтожены, их города разрушены, а посевы сожжены. В стране разразился голод, и они жили в горах, подобно горным козлам. Теперь они пришли и молят Всемогущего прислать его победоносные войска, чтобы защитить их, говоря: «Мы, немногие азиаты, которые не знают, как выжить, пришли искать убежища в землю фараона, как мы это делали во времена отцов его отца с самого начала». Надпись наглядно свидетельствует о том, сколь непростым было положение населения палестинских земель во все времена древней истории.

К концу финикийской истории царская власть окончательно нисходит на нет. Место ее заняли выборные правители из числа богатых купцов – так называемые суффеты (судьи). Они (каждый год на эту должность избирались двое), вероятно, и возглавляли общинные институты. Ключевые роли в системе управления как всегда занимали богачи. Денежная олигархия в меньшей степени заботилась о благе государства и о благе своих подданных. Так считал князь-историк В. Максутов: «Подобно тому как у отдельного промышленника-купца на первом месте стоял барыш, так и правительство подчинило последнему свою внутреннюю и внешнюю политику, мало внимания обращая на благосостояние городов и колоний, напротив, обнаружив стремление эксплуатировать их сколько возможно и при случае выжимать как губку. Чем больше денег в кармане, тем лучше, – вот на каком колоссальном софизме покоилась правительственная деятельность толстосумов, а каким путем добывались эти деньги, для них это было совершенно безразлично. Понятно, что подобная система не только расшатывала благосостояние государства, но препятствовала сколько-нибудь правильному распределению богатства, которое составляет одну из основ дальновидной политики, так как имело место быстрое искусственное накопление имуществ в немногих руках». Такая оценка властей Тира, Библа и Сидона справедлива.

Разумеется, как и всюду, между царями, богачами и бедным людом и там существовали конфликты, росла и копилась классовая ненависть. Образ жизни какого-либо сидонского или тирского богача не многим отличался от времяпровождения наших российских нуворишей где-нибудь на Канарах или в Шарм-эль-Шейхе. Скажем, вот как описал Феомп привычки и нравы сидонского царя, которого он называет Стратоном: «То, что Гомер повествует о занятиях феаков, проводивших время в празднествах, попойках и за слушанием кифародов и певцов, это же делал и Стратон, постоянно в течение продолжительного времени. Но он еще в большей степени, чем они, был склонен к удовольствиям: те, как говорит Гомер, устраивали попойки с собственными женами и дочерьми, а Стратон проводил время (в бурных увеселениях) с флейтистками, арфистками и кифаристками. Он выписывал многочисленных гетер из Пелопоннеса, музыкантш из Ионии, других девиц из всей Эллады, как девиц, так и танцовщиц».

«С друзьями он устраивал их состязания и проводил все время с ними, ибо любил такой образ жизни и по природе был рабом наслаждений, соперничая с Ниоклом и царем Давидом. Они до крайности соперничали друг с другом, и каждый из них стремился превзойти другого в умении сделать жизнь приятнее и беззаботнее. Говорили даже, что они дошли до такого соревнования, что расспрашивали у приезжих об убранстве домов, об обстановке жертвоприношений, наблюдаемых у другого, и старались превзойти в этом отношении друг друга. Они напрягали усилия, чтобы казаться перед своими подданными и соперниками самыми счастливыми и блаженными, «но не пользовались благополучием до самого конца жизни, а оба погибли насильственной смертью». Кстати говоря, таковы же или очень схожи жизни многих владык древности. Зачастую те оканчивались трагично. В городах случались восстания низов. У историка Юстина имеется старинный рассказ о том, как восстали рабы в Тире. Рабы воспользовались ослаблением властной элиты, перебили всех господ, переженились на их женах, а затем избрали царем некоего старца Стратона, которого спас его раб и который достиг престола, перехитрив всех во время избрания благодаря своему «не рабскому уму». В истории известно несколько Стратонов («Стратон» – греческая передача целого ряда финикийских имен). Таким образом, вознесение тирско-сидонских правителей на самый верх власти порой оканчивалось для них плачевно – гибелью их и семей, иных даже хоронили в чужих, украденных гробах или в чужих землях.

Пунический мавзолей. Дуга
Пунический мавзолей. Дуга

Борьба против олигархов всегда вызывает у плебса симпатии. Пожалуй, не только своими военными успехами или полководческими талантами обязан был Ганнибал той славе, что сопутствует ему в веках. Популярен среди народа Карфагена он стал во многом благодаря тем суровым шагам, что были предприняты им против богачей. Проведенная им реформа общественного строя ограничила власть олигархов, усилив в карфагенской «конституции» действие демократических элементов. Акции были позитивно встречены большей частью населения. По словам Ливия, Ганнибал снискал расположение плебса и ненависть большей части принцепсов и аристократии. Однако надо учесть, что накануне III Пунической войны массы играли важную роль в политической, да и в экономической жизни тогдашнего мира.

Саркофаг из Сидона
Саркофаг из Сидона

Данный регион был местом постоянных конфликтов и столкновений. Тесное скопление народов в этих местах вносило смуту и путаницу и в умы тогдашних корифеев. Скажем, Иисус Навин называет землей Ханаанской окрестности Сидона (Нав. 136: 4), пророк Исайя – окрестности Тира (Ис. 23: 11). В Книге Судей говорится о царях Ханаанских, что сражались около вод Мегиддонских на западе великой центральной равнины Палестины (Суд. 5: 19). В Книге Чисел говорится о ханаанеях, что живут «при море и на побережье Иордана», то есть в районе Хазора, правитель которого в Книге Судей назван «правителем Ханаана» (Суд. 4: 2, 23—24). Тут перекрещивались важнейшие торговые пути, за них и шла схватка. Города Финикии, будучи торговыми монополистами, скопили немало богатств. Отсюда войны и нашествия. Край был источником волнений и потрясений. Вождь царства Амурру (амореев) произнес перед войском зажигательную речь: «Соберитесь, и нападем на Библ. И если там не будет человека, который освободил бы его из рук врага, то выгоним градоначальников из их областей, тогда все области присоединятся к хапиру. Пусть настанет справедливость для всех областей, и будут в безопасности (от порабощения) юноши и девушки навеки». Речь шла, видимо, об освобождении от долгов и о возвращении заложников. Хотя и не только… Фараоны облагали данью и грабили финикий-ские города. Так же вели себя в то время все народы: хетты, гиксосы, ассирийцы, вавилоняне, персы, евреи, греки и проч.

Дворцы, подобные кносским, строил царь Хирам
Дворцы, подобные кносским, строил царь Хирам

Самым могущественным и известным из всех финикийских царей был, вероятно, Хирам (Ахирам), чье царствование пришлось на 969—936 гг. до н.э. Его корабли бороздили «все пространство Средиземного моря вплоть до самого океана и выходили в него». Большая часть Тира лежала в стороне от моря, но в километре от берега был остров, на котором и находилась крепость и несколько портовых сооружений. Тут-то и укрывались горожане в случае опасности. Хирам приказал расширить скалы, создавая по сути дела искусственный остров. Здесь же он решил возвести новый город. Большинство старых построек он снес, окружил город массивными и толстыми стенами и стал застраивать город многоэтажными домами, о которых Страбон сказал, что они «даже выше домов в Риме» (шесть этажей и выше). Им были выстроены два новых храма на месте старых – для Геракла (Мелькарта) и Астарты. Созданы были и две гавани – сидонская (внутренняя) и египетская (внешняя). Как утверждают, возводить город помогали Хираму потомки зодчих, строивших Микены и дворцы Крита. И, пожалуй, ничто не выражало столь ярко суть финикийского народа, как этот город, торгово-морская твердыня, чем-то напоминавшая средневековую Венецию.

Комментарии

2 Responses для “Финикия – обетованная земля торговцев и колонистов”

  1. анна пишет:

    так себе

Оставить комментарий:

хавортия уход в домашних условиях Пожалуйста, обратите внимание: В данный момент активна модерация комментариев, поэтому между временем отправки сообщения и его отображением http://calibratedprobabilityassessment.org/discussion/sonnik-beliy-medvedkchemu-snitsya.html сонник белый медведькчему снится должно пройти какое-то время. карта г бийска с улицами Не надо повторять свое сообщение.